Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Гнездо террористов в Брюсселе?


Insight

Гнездо террористов в Брюсселе?

Репутация брюссельского района Моленбек, населённого на четверть мусульманами, снова пострадала.
В этой бельгийской коммуне давно уже осело немало граждан Франции. За последний год нескольких местных жителей были обвинены в различной подрывной деятельности на территории обеих стран. А в понедельник в Моленбеке полиция искала участников парижских терактов.

“Произошло нечто очень плохое, крайне неприятное, – сказала нам одна прохожая. – Никогда не знаешь, что на уме у людей, которые здесь живут, чем они занимаются. Мы в шоке. Смотришь на окружающих, на весь наш район, и думаешь: “да что же в конце концов происходит?”

У Моленбека не совсем определённая административная принадлежность. Его считают своим бельгийцы говорящие как по-французски, как и по-нидерландски.
В полдень муниципалитет устроил минуту молчания в память погибших. Мэр Франсуаза Шепманс считает, что для большинства людей в Моленбеке – вполне приемлемая социально -экономическая среда:

“Будничная жизнь в Моленбеке такая же, как и в других бельгийских местах, – говорит Шепманс. – Здесь в основном всё нормально, нет особенных проблем. С другой стороны, попадаются какие-то маргиналы, живущие в тени. Нам нужно было с ними раньше разобраться!”

Но заместитель мэра Ахмед Эль Ханусс признал, что в Моленбеке создались благоприятные условиях для радикализации мусульман и их подготовке к насильственным акциям за рубежом:

“В некоторых наших кварталах люди живут довольно бедно, аренда жилья там дешёвая, и население постоянно меняется, – сказал Эль Ханусс. – Если кто-то вынашивает тайный заговор, то легко найти сообщников и замешаться в толпе”.

Сотрудница медицинского центра Ясмин Бенхамму призывает не считать всех жителей коммуны потенциальными террористами, даже если среди них и есть злоумышленники:

“У нас сейчас царит смятение, но мы решительно осуждаем теракты в Париже, – сказала Бенхамму. – Нельзя винить за эту трагедию всех жителей Моленбека. И не следует связывать её с религией, потому что религия никогда не призывает во имя себя лишать людей жизни”.

Бывший сотрудник французской разведки Клод Монике посвятил большую часть карьеры борьбе с исламским терроризмом. Теперь он возглавляет Европейский центр стратегической разведки. С ним беседует в Брюсселе корреспондент Евроньюс Ариана Сгамотта.

Евроньюс: Можно ли назвать Моленбек тыловой базой джихадистского терроризма в Европе?

Клод Монике: Нет это – не база джихадизма в Европе. Но в подготовке всяких тёмных дел прослеживаются связи между Францией и Брюсселем, в частности, с Моленбеком. 20 лет назад я изучал деятельность так называемой “Вооружённой исламской группы”, которая устраивала взрывы в Париже. Следы от неё вели в Моленбек. В этой коммуне многие говорят по-французски, оттуда недалеко ехать до Франции, там много мусульман. Таким образом, давно происходит взаимное проникновение исламистских движений с обеих сторон границы.

Евроньюс: Есть ли у Брюсселя, к Бельгии, проблемы в борьбе против джихадизма в Европе?

Клод Монике: Перед нами сложная, трудно управляемая ситуация. Покончить с терроризмом не удаётся ни французам, ни англичанам, ни бельгийцам. Безусловно, в течение долгого времени эти нации проявляли слишком много терпимости и приняли слишком мало мер, чтобы отвести угрозу, которая невероятно разрослась. 10 лет назад, в эпоху расцвета Аль-Каиды, в Европе насчитывалось порядка ста человек, которые поддерживали исламистский терроризм. Сегодня на стороне так называемого “Исламского Государства” – от 6 до 7 тыс европейских граждан, которые участвуют в джихаде или готовы к этому. Кроме того, от 10 до 15 тыс симпатизируют этой группировке. Так что масштаб угрозы вышел на совершенно новый уровень.

Евроньюс: Бельгийский министр внутренних дел объявил о намерении зачистить Моленбек. Что он пытался сказать этим словом?

Клод Монике: Я думаю, что термин “зачистка” выбран для применения немного неверно. В Моленбеке – локальная проблема, создавшаяся от того, что в течение 20 лет местные власти не нашли правильного подхода к этой трудной коммуне и пустили ситуацию на самотёк. Городское начальство не позволяло полиции проводить расследования, профилактическую работу с населением, разные проверки.
Министр внутренних дел Жамбон признал, что ряд важных решений, принятых в январе прошлого года, не были выполнены полицией в Моленбеке. Он должен был заставить её делать то, что сделала полиция в других странах и других городах Бельгии.

Евроньюс: Какие меры следует принять против такого рода нападений в Европе?

Клод Монике: Необходимы решительные юридические шаги. Без сомнения, во Франции будет принят ряд таких мер, в том числе по наблюдению за подозрительными лицами. Возможно применение домашних арестов, а в случае ухудшения ситуации – и досудебной изоляции в отношении некоторых особо опасных лиц. В Бельгии другие правовые принципы, здесь невозможно будет завтра задержать 500 человек. Но я думаю, что в Бельгии развернётся дискуссия о принятии закона, который откроет путь к криминальному преследованию людей, побывавших в Сирии. Пока этого нет. На сегодня нужно доказывать, что человек совершил такое-то преступление, в таком-то месте, в такой-то день против такого-то человека. Это ведь явно невозможно!

Евроньюс: Что вы думаете о возможном создании централизованной европейской системы сбора информации? Централизованной разведки?

Клод Монике: Разведка это очень сложное дело, которое не практикуют одинаково во всех странах. С одной стороны, есть либеральный подход, например, в скандинавских странах и Нидерландах. А с другой стороны, тайные службы Франции и Англии ведут себя за рубежом очень агрессивно и порой нелегально, например, в случае осуществления операций по физическому устранению. Дания, Швеция, Бельгия или Люксембурга никогда на такое не пойдут. У всех разные методы шпионажа. Но объединяет нас нежелание делиться разведданными. Задача у всех – собирать секреты, а не делиться ими.