Срочная новость

Падение популярности Ангелы Меркель: последствия для Германии и Европы

В сегодняшнем выпуске: — Самая могущественная женщина Европы, канцлер Германии Ангела Меркель задействовала всю мощь германской экономики для того

Сейчас воспроизводится:

Падение популярности Ангелы Меркель: последствия для Германии и Европы

Размер текста Aa Aa

В сегодняшнем выпуске:

— Самая могущественная женщина Европы, канцлер Германии Ангела Меркель задействовала всю мощь германской экономики для того, чтобы справиться с финансовым и миграционным кризисами, а также структурным кризисом в самом ЕС.

— Но миграционный кризис и «выхлопной» скандал ударили по её рейтингу. Популярность крайне правых, напротив, растёт.

— Внутренние проблемы подрывают её политический авторитет как раз накануне климатического саммита в Париже и в самый разгар дискуссий о возможном выходе Великобритании из ЕС.

— Как отразятся проблемы «Матушки» (как называют её немцы) на остальной Европе? Назревает бунт даже в рядах её собственной партии. Если не Меркель, то кто ещё может претендовать на роль лидера Европы?

Эти вопросы обсуждают:

Йо Лайнен, член комитета Европарламента по международным делам, член СДПГ, входящей в «Большую коалицию» Германии; Петер Клеппе из неправительственной аналитической группы «Открытая Европа»;

и Стивен Браун, зам.главного редактора онлайн-еженедельника Politico Europe.

Крис Бёрнс, Евроньюс: Начнём с Йо. Можно ли сказать, что дни Меркель сочтены? Сколько ещё она сможет удержаться у власти, учитывая сегодняшнюю ситуацию?

Йо Лайнен:
— В христианско-демократическом движении царит хаос. Фактически это две партии в одной. Одна хочет закрыть границы, другая ищет способы интегрировать десятки тысяч беженцев в наше общество. Для Меркель невероятно сложно разрешить это противоречие.

Крис Бёрнс: Выдержит ли она?

Йо Лайнен:
— Хороший вопрос. Я считаю, что продемонстрированное нами гостеприимство сыграло хорошую роль, но оно не безгранично — если нам в течение зимы придётся принять ещё миллион человек и как-то интегрировать их в городах и деревнях. Подобное решение станет большой проблемой для её партии.

Крис Бёрнс: Итак, это большой вопрос. Мы пытались пригласить представителя ХДС, но не получили ответа, и потому с нами сегодня представитель правящей коалиции со стороны социал-демократов. Петер, что вы думаете — долго ли она продержится?

Петер Клеппе:
— Заметно, что у неё есть проблемы с поддержкой избирателей. Ключевое решение этого лета — «спасение» Греции — не получило поддержки большинства немцев.

Крис Бёрнс: Стивен, вы что думаете?

Стивен Браун:
— Лично я считаю, что не стоит недооценивать способность Меркель выбираться из подобных ситуаций. За рубежом её действия вызывают неподдельное восхищение. Ей с трудом удаётся убедить немцев — избирателей, налогоплательщиков — в правильности выбранного пути, но она продолжит свою политику.

Крис Бёрнс: Миграционный кризис. Сперва Меркель критиковали за слишком жёсткую позицию по отношению к мигрантам, потом — за слишком мягкую. Не получилось найти «золотую середину» и возможно ли это? Йо?

Йо Лайнен:
— Она выпустила джинна из бутылки и пока не знает, как загнать его обратно. Поэтому, очевидно, по всему Ближнему Востоку разошёлся посыл «приезжайте в Германию, там вас примут»; с другой стороны очевидно, что мы не сможем принять и интегрировать в одной стране миллионы человек. Так что Меркель остаётся надеяться на европейскую солидарность — сможет ли она заставить Евросоюз действовать, сумеет ли она возглавить Европу в проведении этой политики.

Крис Бёрнс: Проверка на лидерские качества? А также она заявила, что если закрыть границы слишком быстро — Балканы взорвутся. Что вы думаете, Стивен?

Стивен Браун:
— Да, такая опасность существует. Другое дело что, вероятно, Меркель усмотрела здесь некую позитивную возможность: ведь когда Соединённые Штаты принимали волны мигрантов, это приводило к бурному экономическому росту. Германия тоже может быть в этом заинтересована, учитывая хроническую нехватку рабочей силы. Возможно, именно эти люди заполнят эту нишу — если за пару лет интегрировать их, научить немецкому и использовать их трудовые возможности.

Крис Бёрнс: Насколько это сыграет на руку ультраправым — Петер?

Петер Клеппе:
— Ну в целом я считаю иммиграцию положительным явлением, конечно же. Но сейчас ситуация дошла до предела. Политика Германии осложняется целым рядом факторов и запретов. Например, Берлин не хочет объявлять Турцию безопасной страной. Теперь они отказываются обсуждать варианты по австралийскому образцу, а ведь он спас много жизней. Так что пока не произойдут изменения в этой области, охранять внешние рубежи Евросоюза будет невозможно.

Крис Бёрнс: Хорошо, продолжим тему ультраправых. Йо, насколько они выиграют от происходящего и как это отразится на правящей коалиции?

Йо Лайнен:
— К счастью, у нас не такие ультраправые, как во многих других странах…

Крис Бёрнс: Но их рейтинги растут!

Йо Лайнен:
— Да, они уже достигли показателей Левой партии; если так пойдёт и дальше, то в первую очередь это повлияет на ведущую партию — Христианских демократов.

Крис Бёрнс: Сдвинутся ли они вправо?

Йо Лайнен:
— Проверим в марте — тогда пройдут важные выборы в Баден-Вюртемберге и Рейнланд-Пфальце. Это, мне кажется, определит и покажет, куда двигается немецкая политика.

Крис Бёрнс: Обращусь с Стивену: если Христианским демократам придётся сдвинуться вправо, развалится ли правительство?

Стивен Браун:
— Я считаю, как и лидер партии Йо, Зигмар Габриель, что этим людям необходимо, чтобы их голос был представлен в политике — это люди правых взглядов, выступающие против иммиграции.
ХДС в данный момент вряд ли примет их к себе, ведь их идеология отталкивает большинство умеренных избирателей. Так что сейчас они попытаются использовать возможность, и сейчас у АдГ есть уникальный шанс завоевать себе политические очки.

Крис Бёрнс: АдГ — Альтернатива для Германии.

Стивен Браун:
— Да, Альтернатива для Германии, правая партия.

Крис Бёрнс: Перейдём теперь к скандалу вокруг Фольксвагена. Петер, отразиться ли он как-то на Меркель или сойдёт ей с рук?

Петер Клеппе:
— Я не считаю, что стоит обвинять в этом Меркель — это проблема отдельной компании.

Крис Бёрнс: Но её правительство отвечает за контроль над промышленностью.

Петер Клеппе:
— В целом да, это прокол контролирующих структур, но лично от канцлера такие вещи настолько далеки, что, честно говоря, я полагаю, что на ней это абсолютно никак не отразится.

Крис Бёрнс: Йо, вы что думаете по этому поводу?

Йо Лайнен:
— Это удар по Германии, по её имиджу, который до сих пор был безупречен, теперь же он подорван. Если пострадает вся автопромышленность, то, безо всяких сомнений, и на политиках это тоже отразится.

Крис Бёрнс: Повлияет ли скандал на то, как её примут на климатическом саммите в Париже?

Стивен Браун:
— Несомненно. Все те принципиальные позиции, которые она занимала — принципиальная позиция по миграции, резкое и непростое решение по отказу от ядерной энергетики — всё это теперь может быть нивелировано тем фактом, что совершенство и прозрачность немецкой промышленности подорваны действиями частной компании.

Крис Бёрнс: Многие люди рассматривают «железную фрау» в качестве лидера Европы, ожидают от неё решения проблем, вопросов, кризисов. Йо, с точки зрения европейской политики, как на это смотрят из Брюсселя?

Йо Лайнен:
— Председатель Европейского совета Дональд Туск как раз недавно заявлял, что поскольку Германия — крупнейшая страна, то она должна занимать ведущую роль, а стабильное, единое немецкое правительство будет благом для всего Евросоюза, учитывая что в Европе и так много кабинетов, которые функционируют с большим трудом.

Крис Бёрнс: Итак, позиции Меркель ослаблены, как это отразится на Европе — Петер?

Петер Клеппе:
— В конечном итоге, если правительство Германии развалится — например, из-за эскалации миграционного кризиса — это приведёт к переменам на европейском уровне, и не обязательно к переменам к худшему. Некоторые запреты, табу, которые до сих пор тормозили европейскую политику, уже сейчас прекращают действовать — например, при обсуждении проблем внутри ЕС. Например, британская политика Кэмерона может стать ответом на проблемы с ультраправыми во Франции. Так что я не считаю, что это будет однозначно негативным событием.

Крис Бёрнс: А вы как считаете, Стивен?

Крис Бёрнс:
— По-моему, проблема в том, что в Европе сейчас попросту нет других кандидатов на роль лидера. Дэвид Кэмерон, возможно, покинет ЕС. Испанский лидер Рахой может уйти со своего поста. Власть Франсуа Олланда слишком ограничена для того, чтобы вести за собой Европу. Кто ещё? Я не думаю, что кто-то в Брюсселе способен на это.

Крис Бёрнс: Вы что думаете, Йо?

Йо Лайнен:
— Я бы не стал говорить о каких-то табу. Если мы поставим под угрозу Шенгенскую систему, валютную систему — что тогда останется? Останется Европа из отдельных государств, закрывших границы и обратно национализировавших политику.
Это совсем не то, что поможет Европе в глобализированном мире. Поэтому, я надеюсь, мы сможем разобраться с миграционным кризисом — как бы тяжёл он не оказался — так же, как мы уже разобрались с финансовым кризисом.