Срочная новость

Как не допустить радикализации молодых европейцев?

Они молоды, не обязательно мусульмане, некоторые из них выросли в обеспеченных семьях, некоторые – нет. В один прекрасный день они решают покинуть

Сейчас воспроизводится:

Как не допустить радикализации молодых европейцев?

Размер текста Aa Aa

Они молоды, не обязательно мусульмане, некоторые из них выросли в обеспеченных семьях, некоторые – нет. В один прекрасный день они решают покинуть родную Европу и влиться ряды джихадистов, воюющих в Сирии или где-то ещё. И их становится всё больше.

Растёт число арестов среди вербовщиков – на днях в Испании задержаны около 10 человек. Во Франции, Великобритании и других странах ужесточаются законы и проводятся информационно-просветительские кампании. Но при этом с каждым годом растёт число тех, кто откликнулся на призыв пропагандистских видеороликов, распространяемых в сети, либо попал в руки вербовщиков.

По данным Интерпола, от 3000 до 5000 европейцев отправились на джихад. Почти две трети из них – моложе 25 лет. Около 40% – женщины. Примерно 1500, то есть почти половина европейских джихадистов – граждане Франции, с прошлого года их число выросло на 84%.

Таким образом, для Франции эта проблема стоит особенно остро. В рамках запущенной властями кампании «Остановим джихадизм», демонстрируются видеоролики с участием родителей тех, кто отправился в Сирию или Ирак.

Принимаются и дополнительные меры, чтобы избежать подобных сцен: На этих кадрах, снятых в прошлом году, молодые французы жгут свои паспорта, присягают на верность «Исламскому государству» и угрожают родине терактами. Но для того, чтобы справиться с проблемой, необходимо понять, в чём её причины.

Между этими молодыми людьми немало различий, но все они стремятся к борьбе за идею. Кем-то движет ложный романтический идеализм, кем-то беспросветность жизни в неблагополучном пригороде. И всех объединяет ненависть к обществу.

Проблему радикализации европейских мусульман обсудили на конференции в Брюсселе официальные лица и эксперты. Министр юстиции Франции Кристина Тобира отметила, что хотя чаще всего это происходит на свободе, в том числе в мечетях, некоторые становятся джихадистами в местах отбывания наказания, под влиянием сокамерников:

“В 15 процентах случаев радикализация происходит в тюрьмах, эту цифру нельзя игнорировать, – сказала Тобира. – В стенах наших исправительных учреждений происходит приобщение к доктрине джихада, но у нас есть средства и возможности, чтобы это обнаруживать и поворачивать людей на правильный путь, избавлять их от этой доктрины”.

Сотрудник Французской ассоциации жертв терроризма Гийом де Сан Марк рассказывает о том, как эта неправительственная организация выявляет в тюрьмах людей, готовых вступить в опасные заговоры:

“Мы стараемся улавливать изменения в поведении заключённого, смотрим на его отношение к окружающему миру и другим людям – к собственной семье, к врачу, к женскому персоналу тюрьмы и к другим заключённым, – сказал де Сан Марк. – Мы ищем признаки того, что человек замыкается в себе и прячет свои подлинные мысли.

Еврокомиссар по вопросам юстиции Вера Йоурова считает успешным опыт британских правоохранительных органов в профилактике терроризма:

“Из Соединённого Королевства часто приходится слышать, что там ведут индивидуальную работу с каждым заключённым и с каждым вышедшим на свободу, – сказала Йоурова. – Их спрашивают, почему они подверглись радикализации, что должно делать общество для их возвращения в общество”.

Участники конференции особо отметили угрозу распространения фундаменталистских идей посредством интернета.