Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Лидер прокурдской партии: "Мы - не политическое крыло РПК"


Мир

Лидер прокурдской партии: "Мы - не политическое крыло РПК"

Селахаттин Демирташ – гость телеканала euronews. Он – сопредседатель левой Демократической партии народов и представляет на выборах в Турции интересы курдов.

euronews: “Я бы хотел начать с вопроса, который вызывает особый интерес у международного сообщества. До 7 июня (дня выборов) Турция пыталась наладить мирный диалог с Рабочей партией Курдистана. Это длилось полтора года и за это время новых конфликтов не возникало. Однако сразу после выборов мирный процесс приостановился и начались вспышки насилия. Почему?”

Селахаттин Демирташ: “К сожалению, после 7 июня правительство объявило, что мирный процесс и переговоры теперь прекращены и поиски путей решения конфликта закончились. Правительство начало всё больше задумываться о проведении военной операции. Это настоящая беда для Турции, так как в течение двух с половиной лет было приложено столько усилий для налаживания мирного процесса. Мы наконец добились того, что начались переговоры. 28 февраля в Стамбуле был подписан меморандум о взаимопонимании, что было очень важно для мирного процесса. Мы всё делали вместе с правительством. В этом документе был очень хороший и правильный текст, в нём была видна перспектива нормализации взаимоотношений, принципы демократизации, а также призыв к Рабочей партией Курдистана сложить оружие.Документ поддержали президент и премьер Турции, а также Абдулла Оджалан. Мы, как политическая партия, тоже приложили руку к этому заявлению. И представители РПК согласились соблюдать эту декларацию. Но в результате мы добились вот чего – мирный процесс, которым занималось правительство два с половиной года, не привёл к эффекту взрыва голосов на выборах, на которое так надеялось правительство. Люди начали больше поддерживать нас, а власть начала рассматривать Демократическую партию народов в качестве угрозы для политического будущего правительства”.

euronews: “На последних выборах ваша партия преодолела 10%-й барьер. У вас в парламенте 80 депутатов, а соответственно и возможность представлять интересы курдов. Учитывая этот факт, как вы объясните, что РПК вновь взяли в руки оружие? Разве это не поставит вас в затруднительное положение в качестве политической партии?”

Селахаттин Демирташ: “На этот вопрос должны отвечать лидеры РПК. Мы всегда призывали к тому, чтобы они сложили оружие и прекратили огонь. Но мы видели, что перемирие было нарушено правительством”.

euronews: “Какой будет позиция вашей партии относительно курдского вопроса после первого ноября, после выборов? Если начнётся новый мирный процесс, какие будут его условия? “

Селахаттин Демирташ: “В последнее время парламент довольно пассивен в этом вопросе. Поэтому для начала парламент должен занять активную позицию, стать функциональным и начать мирный процесс. Если мы станем частью правительства после первого ноября, то, конечно же, сделаем всё возможное для того, чтобы курдов воспринимали как народ, у которого есть права в плане языка, культуры, участия в политической жизни страны… чтобы к ним относились, как ко всем остальным. В то же время, мы займёмся налаживанием диалога с РПК, разработаем необходимые правовые нормы, чтобы они могли сложить оружие, отдать его турецкой армии. Если же нам не удастся войти в правительство после первого ноября, то мы и далее будем в оппозиции, будем пытаться продвинуть наши демократические идеи, если правительство не будет ими заниматься”.

euronews: “Демократическая партия народов (ДПН) утверждает, что представляет всю Турцию, но её очень часто называют политическим крылом Рабочей партии Курдистана. Не так давно Партия националистического движения прямо назвала ДПН непосредственной частью Рабочей партии Курдистана. Каковы на самом деле ваши отношения с РПК, которую значительная часть мирового сообщества считает террористической организацией?”

Селахаттин Демирташ: “Мы не являемся политическим крылом РПК. На эту тему в Турции существует много разногласий. Одна партия обвиняет нас в том, что мы – некое продолжение РПК, другая партия утверждает, что РПК активизирует свои атаки как раз для того, чтобы мы (ДПН) не преодолели избирательный барьер. Ситуация с этим вопросом в Турции достаточно запутанная, разные политические партии имеют разные взгляды”.

euronews: “Рассчитываете ли вы на выборах 1 ноября достичь результата, отличного от того, который был на выборах 7 июня? Не опасаетесь ли, что вам не удастся преодолеть 10%-й барьер?”

Селахаттин Демирташ: “Я считаю, что у нашей партии будет лучший результат. Уверен, что нам под силу получить 13% голосов. В любом случае наш результат будет лучше. Все прекрасно видят, что происходит в Турции: послушайте, президент сидит в своём дворце и ведёт настоящую войну, которая играет на руку лишь его личным интересам и амбициям. Граждане Турции всё это видят и понимают, чувствуют это сердцем. Взгляните, что происходит, когда хоронят мучеников, поглядите на слёзы и плач их семей. Не наша партия начала эту войну, мы не командуем боевыми действиями и не контролируем их. ДПК не контролирует оборот оружия. По одну сторону в этой войне – президент, а по другую – РПК. А наша партия ДПН как раз больше других борется за мир. И в Турции все это прекрасно знают”.

euronews: “Представим себе, что курдское политическое движение войдёт в состав правительства. Когда Вы анализируете внешнюю политику, например события в Сирии, на чьей стороне вы выступаете: США и стран Запада либо России, Китая и Ирана? Мы говорили о Сирии: какой переходный процесс вы поддерживаете – с президентом Асадом или без него?”

Селахаттин Демирташ: “Турция не обязана делать выбор между двумя блоками. Она может и должна сформировать свою политику в отношении Сирии. Турция является крупнейшей страной-соседом Сирии. Обе страны имеют очень тесные исторические, культурные и экономические связи. Так что нам совсем не обязательно делать какой-либо выбор. Турция должна установить хорошие отношения с сирийским народом, независимо от их национальности и религиозных убеждений. Было ли что-то уже сделано в этом направлении? Турция предлагала лишь фаворитизм определённым сектам. Правительство поддерживало отношения лишь с радикальными суннитами. И к чему это привело? Лишь к тому, что Сирия всё больше погружается в свои проблемы, а Турция утратила свой престиж. Тем не менее, мы должны установить хорошие отношения с сирийскими шиитами, христианами, а также армянами и туркменами. А те, кто обсуждает вопрос – нужно ли уйти Асаду в отставку или остаться… эти люди слепы. И Турция тоже слепа вместе с ними. Если нас выберут на грядущих выборах, то сначала мы примем все возможные меры против Аль-Каиды и прочих подобных группировок. Мы будем улучшать безопасность границ”.

euronews: “Позвольте мне задать этот вопрос по-другому: террористическая организация, называющая себя “Исламское государство”, является огромной проблемой и сейчас она находится прямо на границе с Турцией. Если парламент предложит военную интервенцию в рамках борьбы с этой организацией, какая будет у вас реакция?”

Селахаттин Демирташ: “Я считаю, что мы не можем проводить ни военную операцию, ни наземную интервенцию. Это ещё больше всё усложнит. Конечно, Турция должна поддерживать международную коалицию в борьбе с ИГИЛ, но наша цель – не посылать военных. Турция должна заниматься логистикой и предоставлением информации. Нам это совсем не тяжело и эта помощь будет очень эффективной. Но, к сожалению, пока много чего идёт через Турцию, например, я недавно видел документы, где было указано, что в Сирию доставили оружие через Турцию. Это грузовики, которые декларируют, будто направляются в Туркменистан, а на самом деле они везли оружие радикальным группировкам в Сирии. Кроме того, почти всю помощь из Европы перехватывают боевики из ИГИЛ. И большинство помощи из Европы, к сожалению, часто перехватывают боевики из ИГИЛ и Фронта ан-Нусры”.

euronews: “Что вы имеете в виду под помощью из Европы?”

Селахаттин Демирташ: “Вы знаете, тут много гуманитарной помощи из Европы. Мы отправляли грузовики с помощью от гуманитарных организаций в Сирию. Но их перехватывали боевики ИГИЛ и другие радикальные организации. Я об этом и говорю. Поэтому мы считаем, что Турция должна изменить свою политику и согласиться на переговоры, надо искать пути решения конфликта. А вместо того, чтобы выбирать между двумя блоками, Турция должна иметь собственную позицию в отношении Сирии. Это как раз то, в чём сейчас Турция и нуждается”.