Срочная новость

Турецкая оппозиция готовится к выборам

В Турции идут последние приготовления перед досрочными выборами. Прошлое голосование, 7 июня, ни к чему не привело, так как политики не смогли

Сейчас воспроизводится:

Турецкая оппозиция готовится к выборам

Размер текста Aa Aa

В Турции идут последние приготовления перед досрочными выборами. Прошлое голосование, 7 июня, ни к чему не привело, так как политики не смогли договориться о коалиции. Теперь все с интересом ждут новых результатов волеизъявления граждан – выберут ли они одну партию, которая и будет править страной, или же снова начнутся переговоры по созданию коалиции? Корреспондент euronews встретился с одним из ведущих турецких политиков, лидером оппозиционной Республиканской народной партии, Кемалем Кылычдароглу.

euronews: “Если Республиканская народная партия придёт к власти после выборов, как это повлияет на переговоры по поводу членства Турции в ЕС?”

Кемаль Кылычдароглу: “Всё будет очень быстро. Мы не будем ждать, пока ЕС откроет новую главу в сотрудничестве с нами. Каковы бы ни были стандарты для стран-членов в области демократии, права, гендерного равенства, независимости судебной системы, – мы их исполним. Мы не будем всё откладывать на потом, и, думаю, удивим ЕС тем, что будем соответствовать всем критериям”.

euronews: “7 июня Турция успешно провела выборы, но переговоры между политическими лидерами ни к чему не привели. Республиканская народная партия заняла на выборах второе место, но, несмотря на это, вам не предложили принять участие в формировании правительства. Почему?”

Кемаль Кылычдароглу: “Если кто и саботировал эти выборы, так это человек, который живёт во дворце – господин Эрдоган. Согласно конституции, он должен быть объективным, вести себя непредвзято, но он не руководствовался этими принципами и принимал участие в предвыборных митингах. Он открыто обращался к людям с просьбой голосовать за партию, которую он ранее возглавлял. Он очень не хотел коалиции, и однажды даже сказал, что для Турции было бы самоубийством, если Давутоглу сформирует коалицию. В результате, политики так и не договорились, и теперь нас ждут новые выборы”.

euronews: “Соцопросы показывают: результаты этих выборов не будут сильно отличаться от прошлых. То есть, похоже, что ни одной партии не удастся сформировать правительство и нас ожидает новый раунд переговоров о коалиции. В этом случае, какую позицию займёт ваша партия?”

Кемаль Кылычдароглу: “Если мы займём первое место на выборах и сможем сформировать правительство, то, конечно же, мы этим и займёмся. В Турции не любят ждать и ходить на очередные выборы. Между тем, проблем становится всё больше. У нас отличные контакты со всеми политическими партиями в парламенте. Мы – единственная политическая сила, которая поддерживает отношения со всеми другими партиями. Например, левая “Демократическая партия народов” и ультраправая “Партия националистического движения” выражают полярно противоположные точки зрения, но с нашей партией общаются и, более того, считают, что мы должны быть частью коалиции”.

euronews: “Около двух с половиной лет в Турции действовал режим прекращения огня после перемирия с Рабочей партией Курдистана, но после выборов терроризм вернулся в страну. Были попытки мирного процесса по курдскому вопросу, но позже и они прекратились. Если Республиканская народная партия придёт к власти, что вы будете делать для решения этого вопроса?”

Кемаль Кылычдароглу: “Эта проблема не решена до сих пор из-за того, что политики не исполняли свои обязанности. Они всегда относились к этой проблеме, как к вопросу безопасности, передавая её армии. Но этой проблемой должен заниматься парламент. Там необходимо создать комиссию по вопросам примирения, чтобы добиться реального социального консенсуса. Если нам удастся этого достичь, то мы сможем решить вопрос. Лишь Республиканской народной партии под силу решить эту проблему, ни одна другая партия сделать этого не сможет”.

euronews: “Но, будучи лево-центристской партией, вы не можете получить столько голосов, сколько ожидаете. Вам нужны голоса восточных регионов, где живут преимущественно курды. Что вы делаете для того, чтобы получить поддержку от курдов?”

Кемаль Кылычдароглу: “Да, этот раздел, в том числе и этнический, длился годами. Поэтому курды голосуют за Демократическую партию народов, которую они даже называют “своей партией”. В одной из наших избирательных кампаний мы обратились к курдам с призывом: “Посмотрите, Республиканская народная партия сделала всё возможное, чтобы решить вашу проблему. Почему вы не голосуете за нас?”. Они тогда ответили: “У нас есть собственная партия и мы будем голосовать за неё”. Тогда мы сказали: “Но ведь это мы ищем для вас варианты решения проблемы”, но они были непреклонны: “Вы – социал-демократы, это ваша обязанность”. Мы это признаём и далее занимаемся этим вопросом. Я уверен, что Турция найдёт пути решения этой проблемы”.

euronews: “Между тем, мировые лидеры ищут пути решения конфликта в Сирии, но пока не могут прийти к выводу как лучше – с Башаром Асадом или без. А вы как думаете? Если вы придёте к власти, какова будет внешняя политика Турции в этом вопросе?”

Кемаль Кылычдароглу: “Турция не должна поддерживать одну из сторон конфликта в Сирии. Турция должна искать возможные варианты решения этого конфликта. Если в Сирии нарушают права человека, то нам надо сделать всё необходимое, чтобы остановить это. Но это неправильно – поддерживать одну сторону и полностью игнорировать другую. Нам не важно – с Асадом или без, но в Сирии должен настать мир. И нужно остановить ИГИЛ, мы не можем допустить, чтобы ИГИЛ стал нашим соседом и разделял с нами границу”.

euronews: “Как вы считаете, позиция Турции по этому вопросу должна быть на политическом уровне, на уровне переговоров или поддержке военной операции?”

Кемаль Кылычдароглу: “Если есть необходимость проводить военные операции, то мы должны быть к ним готовы. Мы уже предоставили свои предложения парламенту по этому поводу и заявили, что, если эта операция против ИГИЛ, то мы, как Республиканская народная партия, готовы проголосовать “за” в парламенте”.

euronews: “Давайте поговорим о беженцах. В Европе и, в целом, на Западе говорят: “Мы предоставляем финансирование, а страны региона примут беженцев и позаботятся о них. Сейчас в Турции уже около двух миллионов беженцев и это число растёт. Что вы думаете по этому поводу?”

Кемаль Кылычдароглу: “В этом вопросе, мне кажется, Запад не проявляет добрую волю. Я говорю это абсолютно честно и искренне. Я так думаю потому, что в Турцию приехали более двух миллионов беженцев, а мы от Запада получили только аплодисменты. В Европе поняли насколько важно то, что делает Турция только тогда, когда беженцы пришли к ним. И тогда в ЕС сказали, что мигранты не должны приходить к ним и предложили нам деньги для того, чтобы мигранты остались в Турции. Но мы не согласились на это. Что нужно сделать – это быстро закончить этот внутренний конфликт в Сирии, восстановить разрушенные города и дать возможность сирийцам вернуться к себе домой”.

euronews: “Давайте коротко поговорим о вашем предвыборном меморандуме. Вы предлагаете конституционные изменения в части понижения проходного барьера на выборах, который сейчас составляет 10%, можете рассказать подробнее о ваших планах на эту тему?”

Кемаль Кылычдароглу: “Государственный переворот 12 сентября считается демократической регрессией в нашей истории. У нас было военное правительство и это они приняли закон, который до сих пор в силе. Вот мы и хотим поменять законы, принятые во время государственного переворота. Это и закон о выборах, и конституция, и внутренние правила парламента, нам необходимо все это изменить. Сейчас, например, оказывают давление на прессу в Турции. Вместо того, чтобы менять законы, принятые военным правительством во время государственного переворота, их наоборот усиливают. Это очень хорошо видно по ситуации с прессой”.

euronews: “Вы ездили по Европе, выступали перед своими избирателями и сейчас вы в Лионе. Каковы обещания вашему электорату в Лионе и, в целом, в Европе?”

Кемаль Кылычдароглу: “Мы их призываем голосовать за Республиканскую народную партию, если они хотят, чтобы в Турции была демократия, свобода, независимая пресса и верховенство права, как во Франции”.