Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Знак НКО на груди у него


Россия

Знак НКО на груди у него

Научный фонд теоретических и прикладных исследований “Либеральная миссия” больше не “иностранный агент”. Минюст исключил его 11 сентября из федерального реестра НКО -“иноагентов”, потому что организация “прекратила выполнение функций иностранного агента”.

“Истина восторжествовала”, – заявил по этому поводу руководитель фонда Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, член президентского совета по правам человека.

“Либеральная миссия” и спонсировавший ее фонд Дмитрия Зимина “Династия” были включены Минюстом в список НКО-“иноагентов” 25 мая. Обе организации были оштрафованы на 300 тысяч рублей за отказ добровольно получить этот статус.

“Либеральная миссия” занималась исследованиями экономики и правовой системы государства, а “Династия” в целом в течение 14 лет финансировала самые разные проекты в области фундаментальной науки, просвещения, книгоиздательства.

После включения “Династии” в реестр “иностранных агентов” Дмитрий Зимин предпочел свернуть работу фонда. Теперь, “Либеральную миссию” “реабилитировали”, но фонд “Династия” свою деятельность возобновлять не планирует. “На фонде “Династия” это решение пока никак не скажется. Обратного пути нет”, – сказал агентству “Интерфакс” Дмитрий Зимин.

Ловушка для НКО

История “Династии”, если не считать неожиданного вердикта Минюста по поводу “Либеральной миссии”, типична. После принятия закона “О некоммерческих организациях” в 2012 году в ловушке оказались многие НКО.

Некоммерческие организации обязали раскрывать свою финансовую информацию и, в случае занятия “внутриполитической деятельностью” на иностранные деньги, регистрироваться в Минюсте в качестве иностранных агентов. Именно этот аспект избавляет правительство от двусмысленности в применении этого закона, считает депутат Госдумы Александр Сидякин, один из его авторов. По его мнению, закон в существующей правовой парадигме не ограничивает деятельность этих организаций. “Смысл закона об НКО, – сказал он euronews, – показать нашему гражданскому обществу, что есть некоммерческие организации, которые занимаются политической деятельностью на иностранные деньги”.

Как это работает на самом деле

Но что такое политическая деятельность с точки зрения этого закона? Ответа на этот вопрос у некоммерческих организаций, по большому счету, нет. Представители НКО и российские правозащитники утверждают, что такие формулировки как “политическая деятельность”, “формирование общественного мнения”, деятельность в “интересах иностранных источников” слишком расплывчаты. Неясные определения обеспечивают органам юстиции самые широкие возможности для применения закона. Сергей Лукашевский, директор Сахаровского центра, рассказывает, что сначала санкции применялись против организаций, занимающихся тематикой выборов, а затем начали направляться и против любой организации, которая ведет общественную деятельность, как например, Сахаровский центр.

Сахаровский центр, который начинался с Общественной комиссии по сохранению наследия академика Андрея Сахарова,существует в России уже 25 лет. Он был создан по инициативе Елены Боннэр, жены известного ученого и правозащитника Андрея Сахарова. Современный центр совмещает в себе функции дискуссионной площадки, библиотеки, музея и выставочного пространства.

“В результате этого закона все организации, которые до этого получали пожертвования в разных формах: гранты, целевые пожертвования или просто пожертвования из-за рубежа, все они оказались под дамокловым мечом, – говорит euronews Сергей Лукашевский. – Организации вынуждены жить с постоянной оглядкой, потому что правоприменительная практика этого закона оказалась еще хуже, чем сам закон. Она показала, что любая общественная активность в сочетании с любым количеством иностранных денег может быть истолкована как деятельность политическая и соответственно повод для внесения в реестр организаций, выполняющих функцию иностранного агента”.

На этом фоне возможности НКО найти деньги резко сократились. Финансирование
из-за рубежа практически прекратилось, российские доноры жертвовать деньги тоже не хотят, избегая возможных проблем. Да и кризис дает о себе знать.

“Желтая звезда” агента

Именно поэтому многие НКО не захотели, как это нередко называли в блогосфере “надевать желтую звезду на грудь”. За первые два года работы закона только семь организаций были внесены в реестр по собственному желанию, а 59 были зарегистрированы в качестве иностранных агентов по результатам надзора за деятельностью НКО, проводимого Минюстом.

А в июне 2014 года Минюст получил право признавать НКО “иностранными агентами” по собственному усмотрению, а несогласные с этим решением НКО получили возможность его оспорить в суде.

Так, например, в декабре 2014 года по решению Минюста Сахаровский центр был принудительно внесен в реестр по факту ведения “политической деятельности, осуществляемой посредством иностранного финансирования”. В марте 2015 года суд оштрафовал организацию на 300 тыс.рублей.

“Наше громкое имя, наша история помогают нам получить пожертвования людей”, – рассказывает Сергей Лукашевский. “В нашем случае, мы просто обратились к общественности и нам этот штраф собрали, – говорит он.- Но еще один такой штраф для нас станет крайне проблематичным, так как, безусловно, организация не может выплачивать такие суммы на постоянной основе”.

Безымянные герои

Можно сказать, что Сахаровскому центру повезло, – это известная НКО. Но для небольших нестоличных организаций такие штрафы нередко означают начало конца.

Челябинская экологическая организация “Планета надежд” в течение 15 лет занималась защитой прав пострадавших от аварии на химкомбинате “Маяк”. Почти 60 лет назад там произошла “Кыштымская авария” – первая в СССР радиационная катастрофа.

В середине 2014 года “Планету надежд” “догнал” новый закон об НКО. Сначала одна проверка, потом – вторая, затем – внесении в реестр и штраф в 300 тысяч рублей. “Я узнала об этом из Фейсбука, – вспоминает в разговоре с euronews директор организации Надежда Кутепова, – Это было разочарование, потому что я надеялась, что иностранным агентом нас не признают, политической деятельности у нас нет. Даже обидно стало, потому что я считаю, что многое сделала для региона и для защиты прав пострадавших”.

Фото из личного архива Н.Кутеповой

“Планета надежд” пыталась обжаловать решение в суде, но неудачно. Выхода не осталось – 25 июля организация самоликвидировалась. “Штраф мы заплатить не сможем. Во-первых, все поступления у нас целевые. То есть, чтобы заплатить штраф нужен целевой перевод . Во-вторых, мы принципиально платить не хотим! Мы ни в чем не виноваты и политическую деятельность не ведем”, – говорит Надежда Кутепова.

Сегодня Кутепова из-за поступающих в ее адрес угроз живет во Франции, там она попросила политическое убежище, так как боится возвращаться на родину.

Закон об НКО изменят?

Казалось бы, и в нынешней редакции закон работает так, как хотели его инициаторы. Но в начале сентября российский Минюст сделал попытку ужесточить его нормы. В частности, предлагалось обязать российских юридических лиц информировать некоммерческие организации о перечислении им финансирования из иностранных источников, запретить чиновникам государственного и муниципального уровня сотрудничать с российскими НКО, получающими деньги из-за рубежа (например, ездить за их счет за пределы России). Однако правительственная комиссия отправила поправки на доработку под руководством группы Вячеслава Володина, первого замруководителя администрации Кремля, пишет РБК.