Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Мэр Риги: "Русскоязычные к Украине в основном нейтральны"


Латвия

Мэр Риги: "Русскоязычные к Украине в основном нейтральны"

Москва периодически высказывает озабоченность положением русскоязычных жителей в странах Балтии. Корреспондент Евроньюс Наталия Ричардсон-Викулина выясняла у мэра Риги Нила Ушакова, насколько интегрированы латвийские русские в местное общество.

Евроньюс: Господин мэр, в чем состоит главная проблема русскоязычного населения Латвии? Отсутствие гражданства? Может быть, какие-то недоразумения с коренным населением?

Нил Ушаков: Если взять экономические или социальные показатели, то нет никакой статистически достоверной разницы между положением русскоязычных и этнических латышей. И говорить о каких-либо проблемах между этническими группами на бытовом уровне тоже было бы крайне неправильно. В Латвии, например, один из самых высоких в Европе уровней межэтнических браков: их заключают 20 проц латышей. И вообще: в Латвии по фамилии невозможно определить, на каком языке будет говорить человек, потому что человек со славянской фамилией может вообще не говорить по-русски, а человек с латышской фамилией может говорить по-латышски с русским акцентом. Здесь все перемешано. У нас нет, как, предположим, в Бельгии, чётких границ: вот здесь франкофоны, здесь, соответственно, фламандцы.

Но определённая проблема есть. Я говорю о политической ситуации. Я считаю огромной ошибкой то, что в начале 90-х годов закон о гражданстве был принят именно в такой форме. В результате многие жители Латвии на тот момент остались без латвийского гражданства. Это была действительно существенная ошибка, которая, на мой взгляд, сказалась на темпах развития нашей страны и нашего государства. К сожалению, сейчас я, как политик, не вижу, каким образом эту ошибку можно было бы исправить. Ведь большинство в парламенте не будет готово принимать какие-либо серьезные изменения, а темпы натурализации очень медленные, потому что абсолютное большинство неграждан – это люди пенсионного возраста. Да, экзамены по натурализации максимально просты, но люди в возрасте, скажем, 65 лет, вообще тесты не очень хорошо сдают. И, к сожалению, да, эта проблема остается.

И партия “Согласие”, которую я возглавляю, и я лично, мы считаем, что в Латвии должен быть единственный государственный язык – латышский. Но, например, на уровне самоуправления мы могли бы спокойно, даже без каких-либо дополнительных финансовых расходов, предположим, принимать заявления на социальную помощь не только на латышском, но и на других языках, в первую очередь на русском. Для нас это не составило бы никакой нагрузки на персонал.

И, наверное, было бы правильно указать на недостаточное представительство на уровне национальной политики. Есть русскоязычные политики, которых поддерживают или только русскоязычные избиратели, или русскоязычные латыши, есть (русскоязычные) мэры, есть вице-мэры. Например, моя партия находится в коалиции. То есть, на этом уровне все опять же нормально. Но на уровне политики национальной, то есть, когда мы говорим про правительство и парламент, русскоязычные избиратели по-прежнему не полностью включены в процессы. Это, конечно, неправильно.

Евроньюс: Вы упомянули, что закон о гражданстве повлиял на темпы развития Латвии. Каким образом?

Нил Ушаков: Это выразилось в том, что представители парламента и правительства получили в результате нерешённых этнических и лингвистических вопросов бесконечную возможность обсуждать и использовать в своих программах проблемы национальные. Настоящие или надуманные проблемы – это уже другой вопрос. Но у них был выбор. Или говорить о том, как бороться с безработицей, социальным неравенством, как решать экономические вопросы, то есть, рассматривать насущно важные для страны проблемы. Или заявлять о том, что латыши плохие, русские плохие, Москва плохая, Вашингтон плохой, как все плохо живут, и как с этим надо бороться. Естественно, национальная проблематика проще, благодарнее. Вот почему некоторые наши политики теряли на эти вопросы очень много времени и, к сожалению, продолжают терять, занимаясь тем, на что время тратить не нужно.

Евроньюс: То есть, внимание переместилось на эти темы?

Нил Ушаков: Да, внимание переместилось, и эта тематика очень активно использовалась все время. Политики использовали эту проблематику, они укрепляли стереотипы, а потом становились в том числе и заложниками своей же риторики и своих же стереотипов перед своими избирателями. Например, на уровне самоуправления в Риге нет такого понятия, как национальные, этнические или лингвистические вопросы. Единственный из этой серии вопрос, который у нас был актуален за все 6 лет (пребывания на посту мэра – Евроньюс), – это бесплатные курсы латышского языка для рижан.

Евроньюс: И много желающих?

Нил Ушаков: За день все места разбирают. Каждый раз, когда мы объявляем о наборе на курсы – раз в квартал или раз в полгода – за день все места заполняются. То есть, спрос прямо-таки огромный.

Это – единственное, что мы делаем в этой области. У нас тут работают латыши-нелатыши, политики, которые избраны в Рижскую думу и занимаются коммунальным хозяйством и другими вопросами, в результате мы не тратим время на то, что в принципе отвлекало бы нас от основной работы. А на уровне парламента, на уровне правительства это, к сожалению, по-прежнему проходит и это в значительной степени связано вот с той, на мой взгляд, очень серьезной ошибкой, допущенной в начале 90-х.

Евроньюс: Вы сказали, что пенсионерам сложно выучить латышский язык, сдать экзамен. А как насчет людей, скажем, 30-40 лет. Они становятся гражданами Латвии?

Нил Ушаков: Абсолютнейшее большинство неграждан – это люди предпенсионного и пенсионного возраста. То есть, среди людей среднего возраста и тем более молодых неграждан очень мало.

Но есть люди, которые в среднем возрасте решили не становиться гражданами. Почему? Возможно, это связано с безвизовым режимом в ту же самую Россию, что очень важно, потому что с паспортом негражданина ты можешь путешествовать без визы от Владивостока до Лиссабона. Это неважно для пенсионеров, их больше интересует возможность посетить родственников, скажем, в Псковской области. Но для некоторых людей среднего возраста это может быть важным фактором. Кто-то не хочет принимает латвийское гражданство по принципиальным соображениям, есть и такие.

Евроньюс: А как русскоязычное население Латвии относится к конфликту на территории Украины?

Нил Ушаков: Социологические исследования свидетельствуют, что большая часть, около 65 проц русскоязычных не поддерживают ни одну из сторон. То есть, ни украинское правительство, ни восточно-украинских сепаратистов. Если мы говорим про ситуацию в Украине в целом и вокруг Украины, то они тоже не поддерживают ни Украину, ни Россию. Абсолютное большинство русскоязычных заняли нейтральную позицию. Небольшая часть – порядка 5-10 проц поддерживают нынешние украинские власти, и где-то около 15-20 проц поддерживают восточно-украинских сепаратистов. То есть, мнения разделились вот таким образом. А когда мы говорим о русскоязычных, надо понимать, что это не только русские. Среди них очень много этнических белорусов. И третья по величине группа – это этнические украинцы, которые тоже разделены на русскоязычных украинцев и украинцев, которые говорят дома на украинском языке. Кстати, у нас в Риге – крупнейшая и лучше всего оборудованная вообще в Европе украинская школа. Я не уверен, что и в самой Украине много школ на таком уровне, как у нас в Риге.

Евроньюс: Кем Вы себя считаете – русским латвийцем?

Нил Ушаков: Да. Это очень правильная формулировка. Я родился в Латвии, у меня родной язык русский, Если мы говорим про культурное пространство, то, естественно, в значительной степени это русское пространство. Но я осознанно выбрал латвийское гражданство, я сам проходил процесс натурализации.

Евроньюс: Сложно было экзамен сдать?

Нил Ушаков: Нет, там вопросы были из серии, какого цвета национальный флаг. На такой вопрос и на латышском можно ответить, если ты претендуешь на гражданство. Я принял решение подавать на гражданство, потому что считаю себя патриотом своей страны. Да, я русскоязычный, но я из Латвии.

Корреспондент Евроньюс задала вопрос о положении русскоязычного населения и другим латвийским политикам.

Вайра Вике-Фрейберга, президент Латвийской Республики в 1999-2007 годах:

“Многие из русскоязычных считают, что они приехали сюда, будучи советскими гражданами, что они были завоевателями высшей расы, что они освободили нас от фашизма. Вот почему они считают унизительным обращаться за гражданством Латвии. Но такое отношение создаёт проблемы. Можно отвести лошадь на водопой, но нельзя заставить её пить. Мы осуществляем программы по интеграции этнических русских, которые хотят жить в Латвии и которые пребывают здесь, возможно, во втором поколении, у них, быть может, уже есть внуки. Мы живём в свободном и открытом мире. «Железного занавеса» больше нет, страны больше не разделены. Мы рады присутствию русскоязычных людей, у них есть интеллектуальный потенциал, человеческий потенциал, а нашей стране нужна рабочая сила. То есть, мы с радостью принимаем этих людей, если они признают, что живут в Латвии, а не в Советском Союзе».

Янис Урбанович, глава парламентской фракции «Согласие»:

“Наша национальная забава – когда русские не доверяют титульной нации или, наоборот, мы, латыши, не доверяем русским в Латвии – имеет, безусловно, собственное происхождение. Но она в большой степени и из-за влияния извне. И не только с Востока.

Да, многие русские не хотят получать гражданство Латвии. Они считают, что не должны сдавать экзамены, доказывать лояльность. Они считают, что у них отняли. И они во многом правы. Потому что в одну ночь люди, которые, в том числе и на референдуме, отдали своё предпочтение независимости Латвии, в начале 90-х превратились в изгоев, стали негражданами. И Европа это восприняла с большим пониманием. Когда-то был Верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Макс Ван дер Стул, который занимался этой проблематикой как раз в этот период становления государств. Тогда он утверждал, что это проблема роста. Как только мы войдём в Европу, Европа войдёт в нас, и мы будем большими европейцами, и это наша европейскость нас научит, как лечить такую старую болячку. Но мы тогда говорили, и были правы в том, что это не проблема роста. Это – рост проблемы”.

А вот что думают о проблемах русскоязычного населения в Латвии жители ее столицы:

Харальдс: Я лично думаю, что русскоязычные люди здесь иногда преувеличивают свои проблемы с условиями пребывания, со своим статусом. И большинство из этих людей на самом деле не хотят учить латышский. Это то, что я слышал в течение всей моей жизни. И так было с начала оккупации Советским Союзом Латвии более 70 лет назад. А некоторые люди даже сейчас не хотят учить латышский.

Людмила: Если бы нас, латышей и русских, не делили по национальностям, то вообще проблем никаких нет. Я имею в виду, может быть, политики больше делят нас, чем мы сами, рабочие. У меня нет гражданства Латвии, я гражданка России, живу здесь по постоянному виду на жительство. Латвийский паспорт получать не хочу. Я гражданка России, и этим все сказано. С российским паспортом я нормально себя чувствую в латвийском обществе. Проблем никаких нет. Кто хочет работать, тот работает. Гражданство не мешает. Въезд в Россию у меня есть, а за границу отдыхать мы все ездим.

Артур : Я родился в Латвии. Владею латышским, в латышской школе отучился. Да, я гражданин. Какие проблемы? Выучил язык, сдал экзамен, получил гражданство. Никаких проблем нет. Учиться надо и всё, знать латышский язык, никаких проблем нет здесь. Всё это глупости. Это просто нежелание людей выучить язык, выучить историю страны. Если есть желание, всегда можно получить гражданство.

Сергей: У кого-то есть дар знать языки, у кого-то нет. У меня нет такого дара. Я не говорю по-латышски. Понимаю, но плохо. Пытался учить языки — и немецкий, и латышский. Но не получается.

Николай: У меня лично проблем нет. Здесь все проблемы делают политики, Сейм, министерства, а среди простых людей никаких проблем нет. Точно так же общаемся, как мы с вами. Приятно и хорошо.

Трибунал по сбитому "Боингу" MH17: Россия против

Мир

Трибунал по сбитому "Боингу" MH17: Россия против