Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Выборы в Турции: кого поддержат курды?


Insight

Выборы в Турции: кого поддержат курды?

В Турции живут около 14 миллионов курдов. Большинство из них – на юго-востоке страны, где высока популярность “Демократической партии народов”. Высоки и ставки на выборах 7 июня: если ДПН не преодолеет 10-процентный порог, курды останутся без представительства в парламенте. Но если это ей удастся, у правящей “Партии справедливости и развития” будет мало шансов получить абсолютное большинство.

Курды составляют значительную часть населения древнего города Мардина около сирийской границы. Его исчисляемая тысячелетиями история, расположение на перекрестке цивилизаций и многочисленные памятники старинной архитектуры сделали город привлекательным для туристов.

Жители Мардина рассчитывают, что здесь, наконец, воцарится мир.

“Курды надеются на широкое представительство и прекращение политики преследований, – говорит кандидат от ДПН. – Они ожидают этого. Конечно же, их самые большие ожидания связаны с прекращением противостояния. Другими словами, они хотят, чтобы мир был прочным и постоянным. Курды хотят справедливого мира в курдском вопросе, они хотят демократического решения”.

В 2012 году был запущен процесс мирного урегулирования многолетнего конфликта между Турцией и курдами. Находящийся в заключении на острове Имралы лидер “Рабочей партии Курдистана” Абдулла Оджалан через курдских депутатов и своих близких ведет переговоры с Анкарой.

В течение 12 лет правления “Партии справедливости и развития” курды, в основном, ее поддерживали, голосуя прежде всего за Эрдогана. Но на этот раз все может быть иначе. Переход голосов от ПСР к ДПН представляется неизбежным. Впрочем, кандидаты от правящей партии не драматизируют вероятные перспективы.

“Этот регион не является чьей-то цельной политической вотчиной, – говорит кандидат от ПСР. – “Партия справедливости и развития” так же сильна, как и ДПН. В некоторых городах лидирует ПСР, в других – “Демократическая партия народов”.

Позиции других политических сил в регионе не так сильны. “Республиканская народная партия” пытается снискать симпатии курдов, но ей для этого предстоит еще многое сделать. “Партия националистического движения” заявляет, что она против любых переговоров с террористами, но все же делит курдов на сторонников РПК и гражданских лиц.

Наблюдатели не исключают, что мирный процесс может быть подорван, если прокурдская “Демократическая партия народов” не получит представительства в парламенте. Ходят слухи о возвращении к насилию. Люди думают, что если уж ДПН не преодолеет избирательный порог, то только из-за фальсификаций на выборах.

Мирный процесс – не единственное, чего хотят жители региона. Курды рассчитывают на увеличение инвестиций.

“Молодежь рассчитывает на рабочие места, – говорит этот местный житель. – Уровень безработицы на юго-востоке страны очень высок. Здесь нет работы, нет возможностей для трудоустройства. С этим связаны ожидания молодежи. И конечно, мы все хотим жить хорошо, в братстве и мире. Вот и все”.

На прошлых выборах курдские политики смогли пройти в парламент страны только как независимые кандидаты. На этот раз прокурдская “Демократическая партия народов” стала одним из основных игроков избирательной кампании.

“Несмотря на то, что многие считают, что курдские избиратели – это единое целое, это не так, – передает из Мардин наш корреспондент Бора Байрактар. – У людей в этом регионе разные ожидания и у них есть выбор, что и отражено в нынешней кампании. Тем, кто смотрит на последние 30 лет, возвращение насилия представляется весьма вероятным. Но
у Мардина, который является домом различных культур и идентичностей, другое послание. Этот город с его курдами, турками, арабами и ассирийцами показывает, что у возможности жить вместе в мире вероятность также высока”.

Кэмерон - за реформы ЕС как условие британского членства

Insight

Кэмерон - за реформы ЕС как условие британского членства