Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Слепящая мгла


кино

Слепящая мгла

Полвека об этом рассказал его соотечественник, Миклош Янчо, показавший в Каннах ленту “Без надежды”. Спустя три десятилетия лагерь уничтожения стал одной из тем в картине Клода Ланцмана “Шоа”, а позднее была “Серая зона”, поставленная по пьесе Тима Блейка Нельсона. И вот дебют Ласло Немеша в главном конкурсе Каннского кинофестиваля с фильмом “Сын Саула”.

Саул, или Савл, носящий библейское имя, означающее “одолженный у бога” на иврите, член лагерной зондеркоманды, в которой евреи занимались тем, что готовили к смерти других евреев, а затем очищали газовые камеры и сжигали тела в крематории, хочет похоронить мальчика. До конца не понятно, его ли это сын на самом деле или это лишь видение.

Ласло Немеш: “Мы отказались от любых эстетических изобразительных приемов, которые бы хоть как-то смягчили бы восприятие происходящего для зрителей, ничего, чтобы хоть как-то могло воззвать к чувству прекрасного. И никаких сантиментов, ничего, что нам предлагали до этого авторы лент о Шоа. Я абсолютно сознательно заставил зрителя не сопереживать тому, что происходит, а вживаться в ситуацию, входить в нее, осознавать логику поступков героя в тех обстоятельствах, которые изображены и отражены, воображение должно дорисовать детали ситуаций, которым я даю лишь общий абрис”.

Ласло Немеш опускается на самый последний круг ада, чтобы выяснить, можно ли остаться человеком в нечеловеческих условиях.

Геца Рёриг, сам сирота, живший в детском приюте, позднее усыновленный, поэт, философ, автор нескольких эссе о Холокосте, исполнил главную роль.

“Сегодня в Израиле живут 8 бывших членов зондеркоманд. В общей сложности таких людей осталось во всем мире не больше 20 человек. Все эти годы, десятилетия они молчали, и лишь сейчас они начали делиться с историками тем, что они видели и в чем участвовали. В общей сложности работа тех, кто записывал их воспоминания, заняла почти 15 лет. В этих рассказах не изменено ни одного слова. Эти люди скрывали все это время, что и как они делали в Освенциме, в чем заключалась их работа, даже от своих близких”, – рассказывает Геца Рёриг.

Пресса, оценивая фильм в целом, сочла, что шанс исполнителя главной роли на награду жюри очень высок, как и то, что картина может получить и один из призов нынешнего кинофорума.

Выбор редакции

Следующая статья
Покаяние и возмездие

кино

Покаяние и возмездие