Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Воспоминания участника французского Сопротивления


Франция

Воспоминания участника французского Сопротивления

8 мая 2015 года Франция вспоминает свое освобождение от нацистского угнетения. Это произошло 70 лет назад. В годы Второй мировой войны город Лион был столицей французского движения Сопротивления. В ноябре 1942 года он был оккупирован немецко-фашистскими войсками. Гестаповцы выслеживали евреев и борцов сопротивления. В здании бывшего военного медицинского училища размещался штаб гестапо. Здесь допрашивали и пытали французских патриотов. Один из них – Жан Нали. Он вступил в ряды борцов против нацистских оккупантов в возрасте 18 лет. Вот его рассказ:

“В сопротивлении участвовали десятки тысяч патриотов. Мы в нашей группе изготавливали фальшивые документы, средства для грима. Мы знали, что если нас немцы возьмут, то расстреляют. Я был арестован 31 марта 1944, меня сразу же поместили в застенки гестапо и начали пытать. Меня топили, били палками по пяткам, я полгода не мог сидеть – мне отбили копчик.

8 мая меня посадили в товарный вагон, предназначенный для перевозки скотины. Нас туда набили 120 человек. По дороге несколько десятков умерли, у некоторых помутился рассудок. Люди страдали от жажды и задыхались от нехватки воздуха. Мне повезло, я стоял недалеко от дверного проема и через щель мне удавалось ловить свежий воздух. Поезд привез нас в Бухенвальд. Там каждому сразу же присвоили порядковый номер. Имен у нас уже не было. Было необходимо научиться произносить свой номер по немецки – 49839. Эта татуировка осталась на всю жизнь.

Сначала всех поместили в карантинные палатки. Спать приходилось сидя на земле. Вы раздвигали ноги, другой человек садился между ними и вы, опираясь на его спину, спали. Так продолжалось примерно 40 дней. Меня определили на работы в каменый карьер, где приходилось дробить камни по 12 часов. Отдыхать и разговарить запрещалось. Нацисты делали все, чтобы нас уничтожить.

Затем меня перевели на авиационный завод. Это было не так уж и плохо потому, что мы смогли заставить их поплатиться. Сначала я не понимал, как могут борцы сопротивления работать на таких военных заводах. Я не хотел работать. Когда я попал на завод ко мне подошел другой заключенный, бельгиец и спросил: “Ты собираешься работать?” Я сказал ему, что нет. “А ты?”- “И я нет”. “Ну, тогда мы поладим.” И мы начали смешивать хорошие запчати для самолетов с бракованными и такой саботаж заключенные вели по всему конвейеру.

Всех заключенных должны были ликвидировать. В первую очередь евреев. Но советская армия перешла в наступление. Чтобы завод и заключенные не достались русским или американцам эсесовцы повели нас окольными путями, пешком, через всю Германию к Балтийскому морю, чтобы там потом всех утопить. Мы прошли 900 километров.

Я был освобожден 8 мая 1945 года. В том форсированном марше шли 5000 заключенных, но дошли из них лишь 500. Тогда я весил 38 килограммов. Набрать вес до 50 килограммов мне удалось только через 3 года”.