Срочная новость

Реалити-шоу: острые ощущения по доверенности

Захватывающие приключения на фоне умопомрачительных пейзажей обещал рекламный ролик нового реалити-шоу французского частного телеканала TF-1

Сейчас воспроизводится:

Реалити-шоу: острые ощущения по доверенности

Размер текста Aa Aa

Захватывающие приключения на фоне умопомрачительных пейзажей обещал рекламный ролик нового реалити-шоу французского частного телеканала TF-1.

Согласно придуманной в Швеции концепции Dropped, речь шла о том, чтобы оставить две команды по четыре спортсмена наедине с природой, снабдив их лишь водой и спутниковым навигатором. 10 участников съемок погибли, так и не долетев до места назначения.

Трагедия в Аргентине повергла сотрудников телеканала, как и все французское общество, в шок. Руководство TF-1 приняло решение отказаться от этого проекта, который должен был выйти в эфир в августе.

“Никому не пожелал бы пережить такое, – заявил генеральный директор телеканала Нонс Паолини. – Очевидно, что для нас это ужасный удар. Мы хотели принести людям радость, а теперь переживаем трагедию”…

Череда неприятностей на съемках реалити-шоу TF1 не прекращается, отмечают обозреватели. В 2013 году один из участников популярной программы “Ко Ланта”, также придуманной шведами, скончался на съемках в результате сердечного приступа. Участники этого реалити-шоу должны были выживать на необитаемом острове в течение 40 дней, имея под рукой лишь самое необходимое.

Через два дня после смерти участника шоу, лечащий врач “Ко Ланты”, обвиненный СМИ в халатности, покончил с собой. Съемки на какое-то время прекратились, но год спустя возобновились.

С тех пор, как идея реалити-шоу была изобретена в США в 40-е годы, этот тележанр проделал большой путь. Его наиболее популярной формой стало в конце 90-х “шоу подглядывания” как, например, “Большой брат” в Нидерландах или “За стеклом” в России.

Суть его заключалась в том, чтобы изолировать группу участников в течение довольно длительного времени, снимая все происходящее круглосуточно.

У концепции подобного подглядывания были сторонники и противники, но успех реалити-шоу в Нидерландах убедил руководство телеканалов в других европейских странах.

Но останавливаться на достигнутом никто не собирается: подгоняют рейтинг и рекламные прибыли. Появляются другие формы реалити-шоу, самая популярная из которых “шоу выживания”. Его участникам предлагают невыносимые условия и экстремальные испытания, чтобы проверить на выносливость, находчивость, способность победить свои страхи.

Новейшей тенденцией можно назвать участие в подобных программах звезд.
Последних привлекают не только высокие гонорары, но и возможность снова оказаться в фокусе СМИ, особенно, когда спортивная или другая профессиональная карьера закончена.

+++

Софи Дежардан, Euronews: Доминик Вольтон, добро пожаловать на Евроньюс! Вы руководите подразделением во французском Национальном центре научных исследований (CNRS) и являетесь признанным специалистом в области СМИ и телевидения. Именно телевидение, а точнее, одна из его форм – реалити-шоу, стала прямой или косвенной причиной разыгравшейся в Аргентине трагедии.

Кто-то скажет, что этот несчастный случай мог произойти где угодно и с кем угодно. Но факт остается фактом: это не первый случай гибели людей в реалити-шоу (причем, не только во Франции), в основе концепции которых экстрим и риск для жизни. Как случившееся характеризует сегодняшнее телевидение, по-вашему?

Доминик Вольтон, CNRS: Да, случившееся – очевидная трагедия, это ясно всем. Новая тенденция – это то, что люди проживают чрезвычайные обстоятельства, опасность и экстремальные приключения на расстоянии. То есть, с одной стороны, мы живем в обществе, которое просто помешано на принципе предосторожности (нельзя выходить за рамки, все под контролем), зато перед экраном телевизора или компьютерного монитора любые крайности возможны. Современное общество живет по доверенности, это форма вуайеризма, которая проявляется во все более опасных и изощренных играх, и все находят такое положение дел нормальным. А учитывая, что в это вкладывается все больше денег, то мы оказываемся вовлечены в погоню за подвигом. И теперь уже недостаточно, чтобы в подобных реалити-шоу участвовали анонимы, простые смертные, на них приглашают звезд. И возникают сомнительные отношения между нами и ими, между зрителями и продюсерами. Все говорят себе: ну-ка, посмотрим, насколько хватит его мужества, когда он сдастся?

Euronews: В 80-е годы вы – совместно с Жаном-Луи Миссика – написали книгу о той власти, которую получило телевидение в современном обществе. Это, говорите вы, идеальный инструмент демократии. Книга написана до популяризации реалити-шоу. Что изменилось с тех пор?

Доминик Вольтон, CNRS: Отклонения реалити-шоу не единственная проблема. Речь в целом идет о том, куда конкуренция подталкивает телевидение. Реалити-шоу долгое время существовало в наиболее вульгарных формах, но сегодня оно обрело второе дыхание в формах более драматически выстроенных, более дорогих и требующих наибольшего риска и максимальной самоотдачи. И здесь вся загвоздка! Если людям необходимо все это для того, чтобы проявить свое отношение к природе, к выходящим за рамки обычных физическим усилиям, это ненормально. Получается, что нет никаких барьеров между частной жизнью и жизнью напоказ, между обычным существованием и исполненным опасностей. И здесь надо быть осторожными: телевидению не следует забывать о профессиональной этике.

Euronews: Жертвами катастрофы в Аргентине стали звезды и более того – чемпионы, в том числе олимпийские, которым в принципе не нужно было доказывать кому-либо свою состоятельность. Как далеко можно зайти в подобном “производстве героев”?

Доминик Вольтон, CNRS: Хороший вопрос. Я думаю, что подчеркивать ценность человеческой личности в какой бы то ни было области, способность индивида самому создать свою судьбу, выкрутиться из любой ситуации, продемонстрировать свободный выбор миллионам зрителей, – это просто замечательно, но в рамках обычной жизни. То, что люди готовы рисковать собой, что в зрителях будят любовь к приключениям, – почему бы нет? Но все дело в том, что у подобной гонки за острыми ощущениями нет лимитов, можно изобретать все новые ситуации, и не всегда безупречные. Я думаю, что регулятором здесь должны выступать профессиональные нормы: следует сказать себе: хватит! Можно достигать определенных пределов, но при условии отсутствия нездорового любопытства, приводящего к смертельному риску для участвующих в таких шоу.

Euronews: Медиатизация, то есть существование под прожекторами СМИ, для многих спортсменов становится второй жизнью, когда спортивная карьера окончена. Есть ли альтернативы этому?

Доминик Вольтон, CNRS: В нашем обществе признают лишь тех, кого видели по телевизору, о ком читали в интернете, поэтому когда проходит спортивная слава, у звезд спорта не остается другого выбора. Но рано или поздно появляется разрыв между жизнью по законам “глянца” и ценностями спорта, политики, бизнеса, список можно продолжить. Я понимаю, что для многих из них, чтобы продолжать существовать, надо, чтобы о тебе говорили в СМИ. Но в какой-то момент железные законы медиатизации, “глянца” разрушат те ценности, на которых вы построили свою славу. Я не против определенной публичности, стремления к славе, но когда это становится единственной системой ценностей общества, это нельзя назвать нормальным положением дел.