This content is not available in your region

Андреа Бочелли: о, счастливчик!

Access to the comments Комментарии
 Euronews
Андреа Бочелли: о, счастливчик!

<p>Изабель Кумар, “евроньюс”:</p> <p>Женщины млеют при звуках его голоса, он вызывает растроганные слезы на глазах у мужчин, и полки у него дома гнутся под весом призов. Звезда планетарного масштаба, он продал по всему миру около 80 млн. альбомов, его одинаково обожают любители классической и поп-музыки и, несмотря на расписанные по минутам ангажементы, он находит время для собственного благотворительного фонда и филантропических проектов. </p> <div style="width:280px; float:right; margin:20px;"> <div style="border-top: #333 3px double; border-bottom: #333 3px double; font-size:12px; padding-top:16px;"> <h3>Андреа Бочелли</h3> <ul> <li>Андреа Бочелли родился в 1958 г. в Тоскане, Италия</li> <li>С раннего детства любил музыку, особенно оперу</li> <li>Родился слабовидящим и окончательно ослеп в 12 лет</li> <li>Легендарный Лучано Паваротти “открыл” Бочелли, услышав его демо-запись в 1992 г.</li> <li>Бочелли сегодня – самый продаваемый исполнитель классической музыки, но он также выступает и с поп-композициями</li> <li>В 2011 г. создал Фонд Андреа Бочелли для борьбы с бедностью и финансирования медицинских исследований </div> </div></li> </ul> <p>Я говорю о единственном и неповторимом Андреа Бочелли, мы встретились с ним в Давосе, в Швейцарии, где он получил очередную награду, как раз за благотворительность. Можете ли вы сказать, что менять мир к лучшему для вас так же важно, как служить музыке?</p> <p>Андреа Бочелли, итальянский тенор, автор и исполнитель: – На этот вопрос ответить непросто. Для меня это равнозначно. Музыка всегда была моей страстью. Я всегда стремился отдавать ей все силы, с тех самых пор, как убедился, что музыка приносит радость и умиротворение, и в определенной степени делает этот мир лучше. Я думаю, мои коллеги согласятся со мной. Так что в каком-то смысле две эти вещи идут рука об руку. </p> <p>“евроньюс”: – Вы сказали, что музыка – ваша страсть. Что еще вас воодушевляет?</p> <p>Андреа Бочелли: – На самом деле, все, что я делаю, я делаю со страстью. В последние годы, с самого начала существования моего фонда, мы вели две основных программы, суть которых я резюмировал бы следующим образом: первый проект призван дать людям силы, уверенность в себе; второй же сосредоточен на технологии в надежде создать прибор, который избавил бы слепых и слабовидящих от трудностей повседневной жизни. Многие из них живут в одиночестве в больших городах, и изо дня в день сталкиваются с проблемами, когда им нужно выйти из дома, поехать куда-то, отправиться за покупками, добраться до работы. Так что возможность создать такой прибор просто неоценима. </p> <p>“евроньюс”: – Безусловно! Давайте вернемся во времена вашего детства. Ваши родители не имели отношения к музыке. Откуда же этот поразительный дар?</p> <p>Андреа Бочелли: – Это все парадоксы генетики. Мой отец был совершенно далек от музыки, у него даже не было слуха. У мамы – чуть-чуть получше. Так что я не знаю даже, какая комбинация генов породила эту страсть. Но это так. Я с детства был как бы зачарован музыкой. Видимо, это судьба. </p> <p>“евроньюс”: – А что в музыке вас очаровало, не помните?</p> <p>Андреа Бочелли: – Отлично помню. Вспоминается, когда я болел, родители приносили к моей кровати проигрыватель, и это были мгновения какого-то метафизического перерождения. </p> <p>“евроньюс”: – Когда наши зрители узнали о готовящейся беседе с вами, нас завалили вопросами, и, в частности, я получила вот такой: “Кто оказал на вас самое сильное влияние в музыке?” – а от себя я бы добавила: и в жизни вообще? </p> <p>Андреа Бочелли: – Если говорить о музыке, точнее, о пении, то, безусловно, это – Франко Корелли, великий – величайший – итальянский тенор из города Анконы, его голос поразил меня до глубины души. Это была любовь с первого взгляда. Я считаю, что в первую очередь именно ему я обязан своей карьерой.</p> <p>Но, конечно, были в жизни и другие примеры. В людях вас поражает то, что они делают, какие-то стороны их личности. Так или иначе они все повлияли на мою манеру исполнения, ведь все, что мы делаем – это сумма нашего опыта, наших знаний. Так что то, как я пою – это и то, как я существую. </p> <p>“евроньюс”: – В вашей музыкальной карьере нашлось место и для поп-музыки. Например, вы пели с Селин Дион, Дженнифер Лопес. Что вам дает поп-музыка, чего нет в опере? </p> <p>Андреа Бочелли: – Я бы сказал, поп-музыка даёт лёгкость. Бывает, от песни становится легче на душе. Задача именно такая. </p> <p>“евроньюс”: – Хорошо, а, говоря о такой поднимающей настроение музыке – есть ли такое произведение, которое вы могли бы спеть на любом концерте, и публика просто сойдет с ума? </p> <p>Андреа Бочелли: – Я бы сказал, это наверняка ария “Nessun dorma” из “Турандот” Пуччини. Это, несомненно, одна из вещей, которые вызывают наибольший отклик в сердцах людей. </p> <p>“евроньюс”: – Один из наших подписчиков в социальных сетях спрашивает, какая ваша любимая песня?</p> <p>Андреа Бочелли: – У меня нет любимой песни. Слава Богу, я люблю самую разную музыку, и в первую очередь – ту, которую еще никогда не пел, те произведения, которые мне еще предстоит выучить и спеть. </p> <p>“евроньюс”: – Если бы вы могли сейчас спеть с кем угодно, кого бы вы выбрали?</p> <p>Андреа Бочелли: – Я люблю разные голоса, причем издавна. И я считаю огромной удачей, что была возможность спеть с самыми лучшими исполнителями нашего времени. Я большим волнением вспоминаю мой первый дуэт с Селин… да были и другие такие случаи… В мире полно великих голосов, и я жду-не дождусь момента, когда выйду на сцену с еще одним великим исполнителем современности, жду переживаний от совместного музицирования. </p> <p>“евроньюс”: – А кто, по вашему, величайший певец всех времен?</p> <p>Андреа Бочелли: – Как я уже сказал, наибольшее впечатление на меня произвёл голос Франко Корелли. Но конечно же, двадцатый век подарил нам целый ряд великих певцов: Карузо, Беньямино Джильи, Марио дель Монако, Аурелиано Пертиле и многих других.</p> <p>“евроньюс”: – Говорят, вы очень волнуетесь перед выходом на сцену, но выглядите при этом абсолютно спокойным. В чем секрет?</p> <p>Андреа Бочелли: – Я не знаю. Страх перед сценой зависит от характера. Трудно что-либо с этим сделать. Но волнение зависит и от того, что и где вы будете исполнять, какую музыку вы будете петь. Я всегда преклонялся перед оперой, в том числе перед публикой, которая приходит ее слушать. Каждый раз, когда я должен выйти на сцену, я чувствую огромную ответственность. Потому что знаю, что передо мной сидят тысячи людей, которые тратят свое время, деньги, чтобы прийти и послушать меня. Это значит, что я всегда должен быть на высоте и не обмануть их ожидания. Всегда.</p> <p>“евроньюс”: – Вы выступали перед многими знаменитостями. Как вы себя ощущали? Сильнее ли вы нервничали, чем обычно? </p> <p>Андреа Бочелли: – Я бы не сказал. Волнение – всегда волнение. Даже если вам предстоит выступать перед маленькими детьми – все то же самое. Чувство ответственности никуда не уходит. Конечно, были моменты, которые никогда не забудешь. Например, когда я пел перед папами в Ватикане или перед президентами. Или когда познакомился с Мохаммедом Али. Это была очень трогательная, эмоциональная встреча, ведь он был одним из героев нашего времени, человеком, который отказался от титула чемпиона мира ради благородного дела. Тогда, в его доме, рядом с этим сильным и в то же время таким больным человеком, который после нескольких дней молчания попросил меня спеть для него, я очень волновался. </p> <p>“евроньюс”: – Могу себе представить, что вы переживали и когда выступали перед папой римским. Что вы тогда чувствовали, можете рассказать?</p> <p>Андреа Бочелли: – Начнем с того, что я человек очень верующий, и был таким всегда. Я хочу сказать, что я издавна и постоянно задаюсь вопросами, что такое жизнь, в чем ее смысл. И ответы, которые ко мне приходили, неизменно обращали мой взор к небесам. И, соответственно, понтифик символизирует высшую власть на земле, и встречу с ним описать словами просто невозможно. Каждый из пап – исключительная личность, каждый по-своему. Я вспоминаю о человечности Иоанна-Павла II, харизме Бенедикта <span class="caps">XVI</span>. И я особенно хорошо помню, потому что это было совсем недавно, эмоции, захлестнувшие меня при встрече с Франциском. Он действительно святой человек, и я берусь утверждать это до того, как церковь причислит его к лику святых. </p> <p>“евроньюс”: – И вот еще один вопрос от пользователей социальных сетей: если бы у вас не было этого бесподобного голоса, чем бы по-вашему вы занялись? </p> <p>Андреа Бочелли: – У истории нет сослагательного наклонения. Но я изучал право. Я получил диплом юриста в моей родной Пизе и, возможно, я попытался бы сделать карьеру адвоката. Со всей вероятностью, так бы всё и было. </p> <p>“евроньюс”: – Назовите мне три эпитета, которые описали бы вашу жизнь?</p> <p>Андреа Бочелли: – Это не так-то просто. Всегда трудно давать определения. До сих пор моя жизнь была необыкновенной с любой точки зрения. Спокойной. Благополучной в общем-то. Я всегда считал себя счастливчиком, потому что имел, то, к чему все стремятся… Я имею в виду любовь и уважение близких и тех, кто живет рядом, ваших соседей. </p> <p>“евроньюс”: – И еще один вопрос… Как вы добрались до своего нынешнего положения, какие вас ждали препятствия, о чем вы сожалеете и что бы вы посоветовали молодым людям?</p> <p>Андреа Бочелли: – Мне пришлось пройти через те же испытания, что и каждому, кто хочет добиться чего-то в жизни. Этот путь требует жертв, усилий, но приносит большое удовлетворение. Моим личным испытанием на прочность стала необходимость убеждать руководителей музыкальной индустрии, и не только их, что и в наше время есть место для классической музыки, оперы и таких голосов, как мой. Я пережил период доминирования рока, соул и поп-музыки – все эти стили, о которых пишут в газетах. Но я всегда был убежден, что место для классической музыки было, есть и будет! </p> <p>“евроньюс”: – Андреа Бочелли, спасибо, что уделили нам время.</p>