Срочная новость

Абдельхаким Бельхадж: от боевика-джихадиста к умеренному политику

Мохаммед Шейхибрагим, “евроньюс”: - Через четыре года после Ливийской революции жизнь в стране далека от мечты тех, кто восстал против режима

Сейчас воспроизводится:

Абдельхаким Бельхадж: от боевика-джихадиста к умеренному политику

Размер текста Aa Aa

Мохаммед Шейхибрагим, “евроньюс”:

allviews Created with Sketch. Точка зрения

"Что вы хотите - мы сражались с диктаторским режимом, мы были вынуждены применять оружие, чтобы освободить ливийский народ от ига Каддафи"

- Через четыре года после Ливийской революции жизнь в стране далека от мечты тех, кто восстал против режима Каддафи. Ливию раздирают политические распри и вооруженный конфликт военных с рядом повстанческих группировок. Цена нестабильности – человеческие жизни и экономическое развитие: под ударом – поставки нефти, это до 95% экспорта из страны, и внешние инвестиции. Растёт озабоченность происходящим у мирового сообщества и в особенности соседей Ливии. У нас в гостях – видный военный лидер гражданской войны, а сейчас – глава исламистской партии “Хизб аль-Ватан” Абдельхаким Бельхадж. Добро пожаловать на “евроньюс”.

Абдельхаким Бельхадж, партия “Хизб аль-Ватан”:

- Приветствую вас и ваших зрителей.

“евроньюс”:

- Прежде всего, какова сейчас ситуация в Ливии?

Абдельхаким Бельхадж:

- Нынешние проблемы Ливии связаны исключительно с политикой. Из-за политических распрей страна расколота между двумя парламентами – Палатой представителей в Тобруке [признанным международным сообществом – от редакции] и Всеобщим национальным конгрессом считающимся происламистским в Триполи. Два законодательных органа – значит, и два правительства, две армии. То, что происходит сейчас в Ливии, во многом определяется и вооруженными столкновениями на местах.

“евроньюс”:

- То есть, вы хотите сказать, что нынешний конфликт начался, как политическая борьба, которая переросла в вооруженное противостояние. А кто начал военную фазу – и как?

Абдельхаким Бельхадж:

- Все началось с того, что отставной генерал Халифа Хафтар начал военный переворот против Всеобщего нацконгресса и переходного правительства, а затем сформировал так называемый Тобрукский парламент. Так что именно генерал Хафтар начал эту войну, он разжег этот конфликт, заявив, что борется против группировок террористов и других противозаконных формирований, но я именно генерала и его поведение описал бы как беззаконные, потому что он не смог найти выход из кризиса в Ливии и взялся за оружие.

“евроньюс”:

- Да, но есть и те, кто утверждает, что как раз лояльные вам силы развязали уличную войну, взяв под контроль столичный аэропорт, и именно вас следует винить в междоусобице. Значит, вы являетесь участником этого вооруженного конфликта?

Абдельхаким Бельхадж:

- Нет, разумеется, это не правда, и те, кто следит за ситуацией в Ливии, хорошо знают Абдельхакима Бельхаджа. Я оставил руководство Военным Советом Триполи, в который входили более 23.000 бойцов, и моя цель – не держаться за эту позицию, я уже не связан с этими сферами, и никаких соответствующих указаний я бойцам не отдавал. Я теперь возглавляю политическую партию, “Хизб аль-Ватан”, и подчиняемся мы только Ливии, интересам страны и ее граждан, и именно поэтому мы намерены провести расширенные консультации со всеми фракциями ливийской политики.

“евроньюс”:

- Вы обвиняете ряд стран в том, что они стоят за генералом Халифой Хафтаром?

Абдельхаким Бельхадж:

- Да – и они этого не отрицают. Так, мы рассчитывали на то, что Объединенные Арабские Эмираты будут играть позитивную роль, окажут поддержку восстановлению стабильности в Ливии, обеспечению безопасности, установлению институтов власти – однако мы видим, что ОАЭ отправляют самолеты, оружие, боеприпасы и экипировку тем, кто убивает ливийцев.

“евроньюс”:

- Если эти страны, как вы говорите, выступают на стороне генерала Хафтара, то кто поддерживает вас [противники Бельхаджа обвиняют его в том, что он действует на катарские деньги]?

Абдельхаким Бельхадж:

- Еще раз повторю, я не из тех боевиков, кто выступает с оружием в руках, но хочу заявить, что легитимностью с самого начала облечены те, кто выступает сейчас в авангарде развития Ливии и выполняет указания Всеобщего национального конгресса, например, военные формирования, выступающие под названием “Фаджр аль-Либия” (“Заря Ливии”) [одно из исламистских ополчений]. Основу их легитимности закладывали еще бывший министр обороны Абдалла ат-Тани [ныне премьер-министр, причем от “легитимного” Тобрукского парламента], приказы им отдавал глава Генштаба Абдулсалам Джад Аллах, а некоторые их деятели опираются и на Всеобщий национальный конгресс, как я говорил выше.

“евроньюс”:

- Что мешает усесться за стол переговоров и положить конец кризису?

Абдельхаким Бельхадж:

- Мы призываем к переговорам и поддерживаем их проведение, и мы неоднократно встречались с международными миссиями – от Объединенных Наций, например, – и мы выдвинули целый ряд инициатив, направленных на выработку решения, но, по нашему мнению, недавние действия ООН на Женевской конференции неэффективны, и у нас есть определённые взгляды на этот шаг в том, что касается международных усилий, направленных на разрешение конфликта. И в этом контексте я хотел бы отметить, что некоторые лица, приглашенные на Женевскую конференцию, далеко не обладают нужным влиянием на положение в Ливии, в особенности операции на месте.

“евроньюс”:

- Если посмотреть на ваши заявления, вы представляете себя рядовым политиком, но есть мнение, что вы являетесь де-факто правителем города Триполи?

Абдельхаким Бельхадж:

- Это совершенно не верно, и по нашему мнению, царящее в Ливии смятение вызвано сменой целого ряда неэффективных правительств после революции 17 февраля. Они оказались неспособны развить планы по установлению институтов власти, в особенности в сфере безопасности и обороны – поэтому на политической сцене в Ливии до сих пор действуют ополченцы и вооруженные подразделения, которые не могут найти покровительства у официальных структур, в которые они могли бы влиться, вернувшись тем самым в лоно государства. А потому мы имеем всем известную реальность, и все эти разделения и конфликты были вызваны тем, что некоторые политические объединения, обладающие вооруженными подразделениями, распространили свой контроль на госинституты в Триполи.

“евроньюс”:

- Не скрывается ли под вашим костюмом политика униформа бойца?

Абдельхаким Бельхадж:

- Я стою плечом к плечу с моими братьями, которые ищут решение в Ливии, вне зависимости от их политической принадлежности, поскольку демократия означает различие и расхождение точек зрения, и мы принимаем этот принцип, но я сейчас хотел бы подтвердить, что мы сегодня работаем над поиском решения по окончанию кризиса, продолжения и повторения которого мы не хотим.

“евроньюс”:

- Г-н Бельхадж, вы в прошлом – салафит-джихадист, вы воевали в Афганистане, сидели в американских и затем ливийских тюрьмах за создание “Ливийской Исламской Боевой Группы”, вы также участвовали в захвате Триполи в ходе революции 2011 г. Сейчас же вы представляете себя политиком, умеренным исламистом, призываете к дебатам и отвергаете терроризм: каков секрет такой радикальной трансформации?

Абдельхаким Бельхадж:

- Вы тут возвращаетесь к самым моим корням и к войне, которую мы вели против диктатуры Каддафи: все это объяснялось условиями того времени и места, что вы хотите, мы сражались с диктаторским режимом, мы были вынуждены применять оружие для того, чтобы освободить ливийский народ от ига Каддафи, и именно в этом состояла роль Ливийской Исламской Боевой Группы, но я хотел бы со всей ясностью заявить, что ее история окончена – она прекратила свое существование с падением режима Каддафи.

“евроньюс”:

- Вы по-прежнему намерены судиться с британским правительством, которое вы обвиняете в причастности к расправе над вами во времена Каддафи?

Абдельхаким Бельхадж:

- Да, ливийская разведка, которой помогали их британские коллеги, подвергала меня пыткам в тюрьмах страны. Доказательства тому мы обнаружили, когда в ходе революции захватили офис спецслужб Джамахирии в Триполи: мы нашли документы, подтверждающие причастность британской секретной службы MИ-6 и еще некоторых лиц, которые передали меня режиму Каддафи, они предали меня в руки режима, который не уважает права человека, и я хотел бы, чтобы британское правительство признало это, ведь все это доказывается письмами за подписью британских агентов. Я требую извинений и признания того, что произошло.