Срочная новость

Освободитель Освенцима: "Мы ничего не знали о существовании таких лагерей"

В 21 год лейтенант Красной Армии Иван Мартынушкин уже командовал пулеметной ротой. Позади были тысячи фронтовых километров и он, конечно, не

Сейчас воспроизводится:

Освободитель Освенцима: "Мы ничего не знали о существовании таких лагерей"

Размер текста Aa Aa

В 21 год лейтенант Красной Армии Иван Мартынушкин уже командовал пулеметной ротой. Позади были тысячи фронтовых километров и он, конечно, не подозревал, что именно этот день – 27 января 1945 года – будет потом столько раз вспоминать во всех подробностях.

“Мы ничего во время этого движения, начиная от Кракова и дальше, абсолютно ничего не знали о существовании таких вот концлагерей в Освенциме. Задача перед армией ставилась выйти на этот рубеж. Пройдя всю деревню, мы выходим в огромное поле, которое было огорожено колючей проволокой. Поле с мощными бетонными столбами, с электрическими проводами, потому что на столбах были ролики”, – вспоминает Иван Мартынушкин.

Среди множества орденов и медалей Ивана Мартынушкина отличия за освобождение Освенцима нет. Такого не существует. Это ведь и военной операцией по сути не было. Лагерь к тому моменту был практически пуст, работоспособные узники отправлены в другие места. Здесь же остались те, кто и так бы умер через несколько дней.

“Пропускная способность печей не обеспечивала уничтожение этих трупов. Их складывали штабелями, накрывали бревнами… Их подожгли. Пошел снежок и он покрыл белым полотном все это поле, вокруг этого лагеря. А так это было все черно от копоти, от сажи, запах гари, запах сожженного, горевшего живого человеческого мяса, тел, он все время чувствовался там”, – продолжает Иван Мартынушкин.

Первая встреча освободителей и освобожденных совсем не походила на хэппи-энд из голливудского фильма. У солдат не было с собой ни медикаментов, ни продовольствия для узников лагеря.

Знаменитые кадры военной хроники, запечатлевшей “исторический момент освобождения”, на самом деле были сняты несколько дней спустя подоспевшими на место советскими журналистами. Сами авторы съемки позже признавали, что некоторые кадры были постановкой.

“Мы подошли к группе заключенных. Лицом к лицу. Почерневшие лица такие. Они были укрыты пледами, одеялами. А их взгляд, их глаза блестели, сверкали. И по глазам только можно было определить их настроение, их радость… Мы не могли с ними объясниться. Мне кажется, они говорили: “Hungary, hungary”… Но я тогда не знал, что это значит именно “венгры”, – рассказывает Иван Мартынушкин.

Смысл и масштаб увиденного 20-летний лейтенант поймет позже. И снова приедет в Освенцим, в том числе в кампании весьма высокопоставленных лиц.

Тогда же, 27 января 1945 года, рота Ивана Мартынушкина провела в лагере чуть больше часа. До конца войны оставалось три месяца, и надо было двигаться дальше.