Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Узник Штази всю жизнь бежит из ГДР


Германия

Узник Штази всю жизнь бежит из ГДР

“Представьте, что вы хотите покинуть свою страну, но власти отгородили её от остального мира стеной и вас не выпускают, – говорит корреспондент Евроньюс Рудольф Герберт. – А так было не только в бывшей ГДР, но и во многих других местах Центральной и Восточной Европы. Тысячи людей, пытавшихся сбежать, были пойманы и лишены всякой свободы. Один из них – Томас Луков, брошенный в тюрьму здесь, в районе Берлина Хохеншонхаузен. Он рассказал нам свою историю”.
К началу 80-х годов прошлого века Томасу состоял в Союзе свободной немецкой молодёжи, но потом вышел из этого комсомола ГДР. А в 21 год пытался бежать из страны. Его задержали на границе с Чехословакией и приговорили к 20 месяцам лишения свободы. 5 месяцев он отсидел в тюрьме в Берлине, потом был переведён в другую место заключения.
“В какой-то момент я понял, что мне нужно выбраться из ГДР, я был молод, хотел учиться, увидеть мир, – говорит Луков. – Больше всего я мечтал побывать в Нью-Йорке. Так возникло желание убежать”.
Некоторых заключенных истязали физически. А для Томаса пыткой была нехватка информации:
“Худшие воспоминания связаны с неопределенностью и скукой. И то и другое продолжается без конца и выматывает тебя. Тебе не разрешают слушать радио или смотреть телевизор. Раз в неделю приносят книгу – её просовывают в окошко. Но такое чтение тебе еще сильнее вгоняет в тоску, потому что это всегда оказывается плохая советская военная литература”.
Заключённых постоянно допрашивали сотрудники Штази – не для того, чтобы выведать тайны, а чтобы сломать их морально. Луков надеялся, что его выручит Западная Германия, которая порой выкупала у Восточной политических узников ради их освобождения.
“Теперь я вижу, как вреден был постепенный процесс психологической обработки на подсознательном уровне. Ты спрашиваешь:” Что от меня хотят на самом деле? Чем это всё может закончиться? Сколько лет я проведу в неволе? Спасёт ли меня Запад?” Это всё были мучительные размышления. В застенках я отметил 22-й день рождения. На свободе я был общительным человеком, много путешествовал. Но меня полностью отрезали от общества и окружающего мира. Видимо, это и было их целью “.
Официально в ГДР не было узников совести. Тех, кто критиковал Вальтера Ульбрихта, Эриха Хонеккера и возглавлявшийся ими коммунистический режима, бросали за решётку за антигосударственную агитацию.
“С 1949 по 1989 год у нас было около 230 тыс политических заключенных, – говорит социолог Эрхарт Нойберт. – А сразу после войны, при Советской военной администрации, в тюрьмах побывало ещё больше немцев. Среди них были и нацисты, и люди, которые восстали против советской власти”
К концу 80-х годов ослабла экономика европейских стран социалистического лагеря, а вместе с ней и контроль над обществом. Но и тогда было трудно представить, что миллионы жителей Восточной и Центральной Европы решительно потребуют перемен и обретут долгожданную свободу.
“Уже после того, как меня задержали органы госбезопасности, я думал, что эта репрессивная система просуществует еще тысячу лет, – признается Томас Луков. – Я не знал, что происходит в глубине её, поэтому был уверен, что ничего не изменится. И я знал людей, которые поддерживали систему “.
Теперь берлинская тюрьма Штази превращена в музей, напоминающий о том, как Германия была разделена напополам, и как успешно развивалась только одна её половина. Беглец от социализма считает это период в истории немцев катастрофой, а саму коммунистическую идею – порочной.
“Это была строй , который утверждал себя аморальными способами, с применением насилия и террора. Надо было постоянно задаваться вопросом: “что в нём хорошего?” Целый континент – я имею в виду Восточную Европу – заставили деградировать экономически, экологически и морально. Сама идея выродилась и стала просто неприемлемой “.
После падения Берлинской стены Томас Луков начал новую жизнь, уже мало отличаясь от окружающих немцев. Завёл семью. Но в последние годы много путешествует. Теперь цели его поездок – не посещение стран, о которых мечтал, о рассказы местным школьникам о том, что на самом деле происходило в Германской Демократической Республике.

Филиппины: год после удара тайфуна "Хайян"

Филиппины

Филиппины: год после удара тайфуна "Хайян"