Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Независимость Каталонии: точка зрения рабочих окраин


insiders

Независимость Каталонии: точка зрения рабочих окраин

Правительство Каталонии хочет организовать 9 ноября консультативный референдум о независимости от Испании, который центральное правительство считает противозаконным. В отличие от Шотландии, где референдум был проведён в результате соглашения между Эдинбургом и Лондоном, разногласия между Барселоной и Мадридом еще больше усиливают споры внутри каталонского общества.

Постепенно эти споры переместились в более бедные районы Барселоны, на окраины, где живёт в основном население некаталонского происхождения. Например, в район Кармель, значительная часть житель которого имеет корни в Андалузии на юге Испании, и где селится много иммигрантов со всего мира. Поддерживают ли они отделение от Испании?

Хосе Анхель Родригес — профсоюзный активист 38 лет, уроженец Кармеля. Несмотря на то, что он активист Социалистической партии Каталонии, с недавнего времени он сторонник независимости. Его родной язык испанский, а не каталонский.

Хосе Анхель Родригес: “Всегда существовало стремление к независимости на основе национальной идентичности, основанное на принципах языка, культуры, ощущения малой родины и понимания себя как отдельной нации. Но есть и поддержка независимости, не основанная на национальной идентичности. Я могу сказать, что я испанец, и в то же время я за независимость. Я могу совмещать оба принципа. Потому что это не вопрос идентичности. Это вопрос способа жить вместе, модели общества.

В 1978 г. новая Испания создавалась в результате компромисса между франкистами, правыми демократами и левыми демократами. Мы хотим создать новую Каталонию также с участием правых демократов. Каталония не может принадлежать только левым. Это было бы большой ошибкой. Новое общество создаётся при участи всех: иммигрантов, буржуазии, левых, правых, бедных и богатых”.

Бадалона является пригородом Барселоны. Это третий по величине город Каталонии. Мэр города принадлежит к правящей в Испании консервативной Народной партии. Семнадцатилетний Ариц Бель — активист Левой республиканской партии Каталонии, выступающей за независимость, — примет участие в референдуме.

Ариц Бель: “Как правило, вам дорого государство, если вы считаете, что оно заботится о вас. И у меня впечатление, что испанское государство за последние годы и даже десятилетия обращалось с нами не лучшим образом. Как в экономическом, так и социальном смысле.

И даже если мы сами не говорим по-каталонски, нам не нравится, как испанское государство третирует каталонский язык. Потому что, даже если это не наш язык, нам это кажется несправедливостью, а нам не нравится, когда происходит несправедливость.

Этот референдум для многих, для меня в том числе, будет первым голосованием, в котором мы примем участие. И, к тому же, это будет голосование, предоставляющее возможность, которой не было в течении очень долгого времени. Потому что мы будем решать не только за себя, но и за будущие поколения”.

В день съёмок состоялось “Эль-Класико”, футбольный матч между командами “Реал Мадрид” и “Барселона”. Мы пошли в клуб болельщиков “Реала” в бадалонском районе Йореда. Один из основателей клуба, Блас Мартинес, сейчас живёт в Саламанке и наблюдает за происходящим в Каталонии из центра Испании.

Блас Мартинес: “Если внимательно посмотреть, практически везде границы уничтожаются. А здесь мы пытаемся или они пытаются сделать что-то для меня совершенно непонятное. Потому что так мы останемся за пределами Европы, и у нас не будет той же валюты…

Я ни за, ни против референдума 9 ноября. Если они хотят, пусть проводят. Но пойти проголосовать должны все. Нужно узнать все ли каталонцы, и все ли те, кто живёт в Каталонии, поддерживают независимость. Потому что мне кажется, что очень многим она не нужна”.

Мы снова в центре Барселоны, в районе Эшампле, чтобы узнать мнение социолога Марины Субирац. В 1990-е гг. она была директором Института проблем женского равноправия в Мадриде. А затем возглавляла один из беднейших районов Барселоны и комитет по образованию в городском совете.

Марина Субирац: “Это было бы национализмом, как я его понимаю, если бы они настаивали в первую очередь на каталонской культуре, на традициях. Но всё это их не особенно интересует, не это их привлекает. То, что их привлекает, это возможность создать что-то новое в будущем. Даже если можно возразить, что это не будет таким уж и новым или что старые проблемы никуда не денутся…

Я даже больше скажу: независимость от чего? Потому что мы сейчас зависимы как никогда. Потому что, на самом деле, мы зависим не только от испанского государства, от которого хотим отделиться. Мы также очень зависимы от Европейского Союза и мы очень зависимы от мировой экономики. В этом отношение независимость это утопия как никогда раньше”.

Отец Хосе Анхеля, Хосе Родригес, родился 67 лет назад в Тетуане, Марокко, когда это еще был испанский протекторат, но его корни в провинции Гранада в Андалузии. Уже более 40 лет он живёт в районе Кармель. Но он не разделяет взгляды своего сына.

Хосе Родригес: “Ясно, что происходящее в Каталонии причиняет мне боль. Мы не знаем, что нас ждёт. Мы, переехавшие сюда из других мест, что мы будем делать? Мы каталонцы или испанцы? Выдадут ли нам паспорта, если будет независимость? Что с нами будет?

Я не знаю. Правительство Каталонии должно бы объяснить. Не каталонцам, потому что понятно, что они проголосуют за независимость. А тем, кто живёт здесь многие годы — 40, 45, 50 лет, — что с нами станет?”

Подготовка к референдуму идёт без политической кампании, так как центральное правительство не считает его законным. Поэтому нет ни митингов, ни собраний. Также не известно, разрешится ли вопрос после досрочных каталонских выборов. Опросы показывают только примерные результаты.

Под конец нашего путешествия, Хосе Анхель, его друзья и соседи собрались, чтобы поговорить на тему независимости.

Рикард Киньонеро (по-каталонски): “Я думаю, что флаги это только куски ткани… Я каталонец. В первую очередь я барселонец, затем я каталонец, а затем житель Иберийского полуострова”.

Жорди Торт (по-каталонски): “Каталония и Испания не могут игнорировать друг друга, независимо от политического статуса каждой из них. Они должны будут договариваться. И неплохо бы уже начать искать точки соприкосновения”.

Алекс Монлео (по-каталонски): “Я думаю, что если мы не строим государство для лучшей жизни людей, мы не создадим страну, в которой я хотел бы жить. Я не сомневаюсь в желании людей построить что-то лучшее. Но я сомневаюсь в лидерах этого процесса. Я думаю, что они, на самом деле, хотят оставить всё, как оно есть”.

Хосе Анхель Родригес: “Ты сам много раз критиковал порядок распределения денег как несправедливый. Я согласен с тобой, что налоги платят люди. Но государство всеобщего благосостояния существует на конкретной территории. То есть, я не хожу в поликлинику в Саламанке. Я чаще хожу в поликлинику в Барселоне. Ты знаешь, что налогово-бюджетная политика в испанских регионах безумная. Нигде в Европе нет такой странной политики как в Каталонии или такой, от которой страдают в регионе Валенсии. В Испании некоторые регионы получают недостаточно, а другие слишком много”.

Джессика Фийоль: “Стремление к независимости очень выросло за последнее десятилетие. И оно еще будет расти. И противники отделения, как я, чувствуют себя забытыми правительством Испании. Как-будто, мы им не нужны. Мы для них не важны… Они не предоставляют нам доводы, возможность отстаивать нашу точку зрения. В конце концов мы проиграем…”

Выбор редакции

Следующая статья
Польша: чем живет "поколение стены"

insiders

Польша: чем живет "поколение стены"