Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Архитектор Фрэнк Гери: "я хочу придать зданиям человеческий характер"


Мир

Архитектор Фрэнк Гери: "я хочу придать зданиям человеческий характер"

Фрэнк Гери — один из крупнейших архитекторов современности. Сегодня многие страны и богатые инвесторы мечтают пригласить его на работу. “Евроньюс” встретился с 85-летним архитектором в испанском городе Овьедо. Гери приехал на вручение премии принца Астурийского.

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Фрэнк Гери, спасибо за то, согласились на интервью. Вы недавно представили потрясающий новый музей в Париже. В центре Помпиду вашей карьере посвящена выставка. Здесь, в Овьедо, вам вручена награда принца Астурийского. Как вы ощущаете себя после такого признания?”

Фрэнк Гери: “Все это очень подозрительно. Я всегда работаю с чувством здоровой неуверенности в себе. Я не верю во все эти награды, но получать их приятно. ДЛя меня это второстепенно. Не знаю, как лучше объяснить.” .

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Президент Франции назвал здание фонда Луи Виттона “собором света”. Другие увидели в форме здания корабль, рыбу, облако. Господин Гери, что это?”

Фрэнк Гери: “Все сразу. В его форме заложены все метафоры. Я сам моряк и занимаюсь мореплаванием. При строительстве здания использовано стекло, но на стены из стекла невозможно повесить картины, поэтому это двойное здание, внутри находится еще одно, оно-как бы плывет через парк.”

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Что вдохновляет вас для создание таких необычных зданий?”

Фрэнк Гери: “Во-первых, это Париж. Во-вторых, значимость, сакральность самого места. “Сад акклиматизации” был открыт в 19-м веке, в нем часто бывал Пруст и другие, это очень важно. Один из моих клиентов — миллиардер Бернар Арно. У него артистичная натура. По образованию он — инженер, но после многих лет работы в индустрии моды, он знает, как работать с артистами, с творческими людьми.”.

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Мы говорим сейчас о Бернаре Арно, он возглавляет компанию “LVMH”. Он предложил вам работу после того, как посетил музей Гуггенхейма в Бильбао. Какое значение имеет этот музей в вашей карьере?”

Фрэнк Гери: “Бильбао… Не смогу сказать точно, но этот проект был очень важным. Я имею ввиду его влияние на город. Он изменил город. Для всех этот проект оказался выигрышным. Его строительство обошлось сравнительно недорого — 80 миллионов евро в 1997 году. И за 17 лет он полностью окупился. Сегодня город совсем не такой, каким я увидел его впервые… Он выглядит преуспевающим. И я очень этому рад, это своего рода чудо.”

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Сегодня многие города мечтают получить свой музей Гуггенгейма, вы могли бы..?

Фрэнк Гери: “ Но они же не зовут меня на работу. Они нанимают других архитекторов. Это даже забавно. Они не хотят работать с такими как я , хотят других, но иногда это просто невозможно.”

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Вы могли бы пообещать другому городу или инвестору такое же изменение? Это возможно?”

Фрэнк Гери: “Обещать не могу. Но это часто происходит. Это концертный зал имени Диснея в Лос -Анджелесе, а также мой проект в Чикаго. Мне везет”

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Я процитирую ваши слова. 8 лет назад в документальном фильме вы сказали: “Хочу спрятаться под одеялом, когда мои здания открываются для публики. Я в ужасе от того, что могут подумать люди”. Это все еще так?”

Фрэнк Гери: “Да. Когда я открываюсь миру, иногда люди начинают вести себя с большим самомнением. Мне трудно это понять. Может быть это ложная скромность. Но я такой человек, ничего не могу с этим поделать. Я постоянно работаю над новыми проектами. Я называю это чувством “здоровой неуверенности в себе”, то есть я не до конца уверен в том что делаю, что получится что-то хорошее.”

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Некоторые говорят о вашем таланте как о “гениальном безумии”.

Фрэнк Гери: “Гениальное что?”

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Безумие”

Фрэнк Гери: “Безумие! Нет, это совсем не безумие. Во-первых, я всего лишь человек, у меня такой же ДНК, как и у всех людей. И я не могу выйти за пределы человеческих возможностей. Но великих артистов и художников всегда называли безумцами, так что мне должно льстить такое мнение.”

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Вы сейчас работаете над рядом проектов. Новый Гуггенгейм в Абу-Даби. Кампус Facebook в Калифорнии… Мемориал Эйзенхауэра в Вашингтоне… Вы не думаете об отдыхе, о пенсии?”

Фрэнк Гери: “Да, я как раз сейчас думаю об этом… Хочу пойти полежать…. Я не знаю, как остановиться . Мне нравиться работать и знакомиться с новыми людьми. У меня прекрасная команда. Моя задача — вдохнуть новую силу в искусство архитектуры. Сегодня в мире архитектор уже не так важен, как заказчик. И я хочу изменить эту ситуацию, хочу, чтобы архитекторы вновь возглавляли проекты. Я разработал специальные компьютерные программы с Dassault и Trimble . Когда мы создавали музей в Бильбао, то впервые использовали в процессе компьютерную программу, это позволило нам сэкономить много денег. Обычно итоговая стоимость строительства такого здания гораздо выше запланированной. А нам удалось сократить сумму. Это дает архитектору больше власти, позволяет воплощать идеи, создавать более выразительные конструкции. Единственная причина экспрессивности моих зданий —- я хочу придать им человеческий характер. Скучные стеклянные коробки навевают холод, они недружелюбны по отношению к людям. Я пытаюсь это изменить.”

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Заканчивая интервью, я снова хочу вас процитировать. Вы сказали куратору музея фонда Луи Виттона: “Я сделал для вас скрипку, теперь вы на ней должны играть”… Верно?

Фрэнк Гери: “Да, я вчера так и сказал.”

Хавьер Виллагарсия, “Евроньюс”: “Телеканал Евроньюс благодарит вас за эту музыку. Спасибо, господин Гери.”