Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Выборы на Украине и будущее отношений с Россией


Insight

Выборы на Украине и будущее отношений с Россией

За какую систему, какие политические силы и какую Украину проголосуют избиратели на парламентских выборах 26 октября? И какими будут отношения новой украинской власти с Россией?

Это один из главных вопросов предстоящих выборов. Существует реальная возможность, что в новом составе Верховной рады будут преобладать анти-российские настроения, и это не пойдет на пользу отношениям двух соседних стран.

Напряженность между ними только нарастала на протяжении последних месяцев. Столь ожидавшаяся встреча в Милане Владимира Путина и Петра Порошенко при посредничестве европейских лидеров не привела к видимым результатам, за исключением, минимальных договоренностей о поставках газа. В остальном мало что изменилось.

В районе Донецка продолжают вспыхивать перестрелки. В воскресенье в столице Донбасса сепаратисты отметили первый “национальный праздник” самопровозглашенной республики, продемонстрировав таким образом, что не собираются ни возвращаться под крыло Киева, ни участвовать в объявленных им выборах.

Учитывая, что в голосовании не примут участия около четверти украинцев, сепаратисты, так же как и Москва, могут отказаться признать эти выборы законными. Россия заверяет, что не будет никоим образом вмешиваться в выборы, но и закрывать глаза на происходящее на Украине не собирается.

“Мы Украину не можем потерять, потому что Украина это все таки не группа лиц, которые совершили переворот и захватили власть. Украина это не те нацисты, которые продолжают маршировать и в Киеве, и в других крупных городах, которые прибегают к актам вандализма, разрушают памятники и воспевают гитлеровских приспешников. Украина – это народ, который для нас самый близкий братский народ,” – подчеркнул министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Какими могут стать отношения России и Украины сразу после выборов нового состава Верховной рады, и как они могут измениться в будущем, мы поинтересовались у российского политолога.

Сергей Дубин, “Евроньюс”: Чтобы поговорить о перспективах российско-украинских отношений в свете выборов в парламент Украины из Москвы с нами вышел на связь политолог, Директор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев.

Уже становится ясно, что в новой Раде практически не будет пророссийски настроенных партий, при всей условности такой характеристики. Как по-вашему, что это может означать для дальнейшего развития отношений между Киевом и Москвой?

Сергей Михеев, директор Центра политической конъюнктуры: Ничего хорошего для двусторонних отношений в этом нет, потому что, скорее всего, в Верховную раду придут люди на такой популистской, антироссийской и при этом очень милитаризированной волне. Я думаю, что большинство из них будут – по крайней мере, в первое время – выступать, как на трибуне Майдана, а это, в общем, ничего хорошего двусторонним отношениям не принесет. Но в итоге это не принесет ничего хорошего и самой Украине, потому что всё равно, как ни крути, а Украина очень серьезно зависит от отношений с Россией, поэтому чем радикальнее и скандальнее будет Верховная рада, чем более антироссийской она будет, тем больше проблем она создаст, в том числе, и украинской внешней политике.

“Евроньюс”: Насколько в Москве самые разные силы на самом разном уровне могут обратить внимание как раз на то, что отсутствие в Раде “пророссийских” партий означает непредставленность значительного слоя населения Украины, выступающего за сохранение тесных отношений с Россией, прежде всего, на востоке. Насколько вот это может осложнить общение между Москвой и Киевом?

Сергей Михеев: Интересно, что недавно буквально были опубликованы результаты одного из соцопросов в Киеве, он проводился украинской социологической фирмой, где было сказано, что даже в Киеве 50% людей все-таки выступают за достаточно тесные отношения с Россией, что абсолютно диссонирует с официальным дискурсом современной украинской власти. Это значит, что эти люди не будут никак фактически услышаны, не будут никак представлены в Верховной раде. Кроме всего прочего, очевидно, что в Верховную раду не попадут представители Донецкой и Луганской областей, поскольку часть из них – это самопровозглашенные республики, а часть, по сути, находится на военном положении, и, скорее всего, явка там будет очень невысокой. И, кстати, явка, видимо, будет невысокой и в других областях так называемой Новороссии, я имею в виду Харьков, Запорожье, Одессу. Люди просто боятся, некоторые впали в такую политическую апатию, и, конечно, следующий состав украинского парламента будет не совсем представительным. Что по этому поводу думают в Москве? Ну, Москва не участвует в нынешних выборах ни в какой форме, она не поддерживает никакие политические силы, поэтому повлиять на эту ситуацию непосредственно в формате избирательной кампании она не может и, насколько я знаю, не влияет. Но в целом, еще раз повторюсь, в глазах Москвы такой парламент будет не вполне легитимным.

“Евроньюс”: Понятно, что сейчас отношения между двумя странами обострены, но в силу экономической, культурной и географической близости Украине и России, по сути, никуда друг от друга не деться. Насколько этот фактор может быть услышан в новой Раде, сразу или через какое-то время; насколько он ее “прагматизирует”?

Сергей Михеев: Ну посмотрим все-таки, кто выберется в Верховную раду. Еще раз повторюсь, туда придет очень много людей, которые на скандале сделали себе сиюминутную политическую карьеру, и им будет очень трудно выйти из своего амплуа. Смогут ли они стать “системными” политиками, которые действительно ответственно относятся и к двусторонним отношениям, не знаю, мне кажется, это будет нелегко, особенно в ситуации, когда поддерживается такая очень резкая антироссийская информационная кампания. Там будет очень мало профессионалов, очень мало тех, кого сейчас как раз люстрирует Майдан. Эти люди, как бы к ним ни относиться, знали толк в профессиональной политике. А кандидаты Майдана, условно говоря, или люди из окопов с юго-востока. Если честно, я очень скептически отношусь к их способностям осмысливать политические реалии и строить такую планомерную стратегию. Может быть, через год, через два что-то там устаканится, и верх возьмут прагматики, но в ближайшее время я думаю, что это будет очень проблематично.