Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Польша: чем живет "поколение стены"


insiders

Польша: чем живет "поколение стены"

Совместно с

В этом фургоне 1970 года выпуска 29-летний Рафал Патла предлагает нам совершить экскурсию по Варшаве. Во время Второй мировой войны этот город был опустошен фашистами.

Рафал, которому на момент падения коммунистического режима было всего 4 года, хочет, чтобы его поколение лучше поняло эту главу истории Польши.

“Это – Дворец культуры и науки, – показывает Рафал. – Подарок “дяди” Сталина, символ коммунистических времен в Варшаве, символ советского господства в нашей стране”.

Это господство закончилось 25 лет назад, когда рухнула Берлинская стена, а вместе с ней – и железный занавес. Сегодня в Варшаве напоминаний о той “холодной войне”, когда Европа была разделена, становится все меньше. На их месте растут новые символы страны, которая превратилась в шестую по величине экономику ЕС и ключевого игрока на политической сцене Европы.

В эти преобразования до сих пор трудно поверить людям, которые помнят прежние времена.

Адам Рингер вернулся в Польшу в 1989 году из Швеции, где прожил более 20 лет:

“Это было как во сне, потому что тогда никто не верил, что такое может произойти. Своего рода взрыв, разрушивший всю систему. Сейчас люди не помнят, как это было 25 лет назад – серость, все вокруг мечутся, нервные, озлобленные. Если вы посмотрите на молодых людей, которые работают в этом кафе, все они родились после 89-го года, вы можете попробовать объяснить им, как это было. Но смогут ли они это понять? Если вы не прошли через это, вам будет трудно это по-настоящему понять”.

Филип Лепка родился после краха коммунизма. И хотя он понимает, что пережили его родители, бабушки и дедушки, ему тот период кажется почти нереальным:

“Я слышал много историй от моей семьи, но это трудно себе представить. Наше поколение живет словно в другом мире, как Алиса в Стране чудес”.

Создали ли трудности понимания той жизни за железным занавесом новую стену между поколениями?

33-летний Томаш Чапала познакомился со своей женой Мартой во время учебы во Франции. Сегодня они вместе управляют успешным швейным бизнесом в Польше. В отличие от многих молодых поляков, которые уехали на заработки за границу, пара решила воспользоваться перспективами в новой Польше.

“Я иногда путешествую с отцом и паспорт, который сегодня у меня есть, а я им очень горжусь, позволяет мне поехать, куда я захочу, – говорит Томаш. – Я несколько дней назад вернулся из Испании – и это свобода. Это – главное. Свобода делать, что я хочу, поехать, куда хочу, передо мной нет ограничений, и это самое главное, а опыт моих родителей был другим. Они никуда не могли поехать”.

Новое молодое поколение Польши пользуется большей свободой, чем предыдущее, но эта свобода имеет определенную цену.

“Наше поколение получает меньше помощи от правительства, чем предыдущее, – говорит Марта. – Например, раньше, чтобы получить квартиру, вы не могли просто пойти и купить ее. Этот вопрос решали власти. Так же и с работой – в предыдущем поколении большинство людей, получив работу, работали там всю жизнь, надеясь, что правительство позаботится о них после выхода на пенсию. Сегодня мы знаем, что такого не будет”.

30-летний Камил Цебульски – предприниматель, который 5 лет назад был включен в число самых богатых молодых людей в Польше. Он заработал деньги на создании стартап-компаний в интернете и сейчас основал четыре университета для подготовки будущих предпринимателей. По его словам, новая стена образовалась не между поколениями, а между свободным рынком и чрезмерными правилами и налогами:

“Я перевез все мои компании из Польши в Великобританию, в Таиланд, Замбию. У меня не осталось в Польше ни одной компании, потому что рынок здесь слишком регламентирован. Они переборщили с правилами. Так что теперь молодые люди в Польше не имеют шансов конкурировать с предпринимателями, работающими на настоящем рынке, потому что барьеры, границы, препятствия слишком велики”.

В стенах этой заброшенной фабрики расположен единственный в Варшаве так называемый частный коммунистический музей. Его экскурсовод Рафал открыл в апреле, чтобы показать, какой была повседневная жизнь людей во времена коммунистического режима.

Эти посетители – двоюродные брат и сестра, чьи родители эмигрировали в Англию и Канаду. Они принадлежат к другому поколению – поколению детей эмигрантов.

“Я хотел посетить этот музей потому, что, когда я вернулся сюда, то увидел, что все современно, – говорит Кейт Курек. – И Польша стала похожа на Канаду. А в Коммунистическом музее я смог увидеть, как это было раньше, увидеть разницу. Возвращаясь здесь в 80-е, 70-е годы, вы видите, что между нашими странами была огромная разница. Я не мог себе представить, что так можно жить”.

Если Кейт раньше никогда не был в Польше, то Крис приезжала сюда в 1970-м году с матерью навестить родственников. Экспонаты из магазина напомнили ей ту поездку:

“У меня осталось только одно воспоминание – очереди. Это была мясная лавка и длинные очереди снаружи. Я помню, смотрела на этот магазин, а там были только голые крюки. Магазин был пуст. За чем они стояли в очереди? Там было пусто”.

Длинные очереди, пустые прилавки и жестокое военное положение – эти напоминания о прошлой жизни многие поляки предпочитают забыть. Но у некоторых музей вызывает ностальгию – это был трудный период, который объединил людей в солидарности и борьбе за свободу. Новым поколениям есть чему поучиться у предыдущих.

“Мое поколение – первое за последние 200 лет, которое ни за что не сражается, – говорит Рафал Патла. – В течение 200 лет каждое поколение с кем-то боролось: с большевиками, с нацистами, с коммунистами, с русскими. Нам всегда приходилось сражаться за нашу свободу. А сейчас мы свободны – но всего 25 лет, это всего лишь одно поколение. Свобода – это то, что можно очень быстро потерять, и мы должны по-настоящему заботиться о ней. Поэтому, я думаю, мы должны учиться на нашей истории”.

Выбор редакции

Следующая статья

insiders

Донецк: город-призрак на передовой