Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Как победить джихадистов в информационной войне?


insiders

Как победить джихадистов в информационной войне?

Мусульманские общины Великобритании переживают непростые времена. Видеозаписи, на которых британские джихадисты рубят головы заложникам в Сирии, записи британских боевиков в Твиттере, призывающие поддержать так называемое «Исламское государство» – всё это вызывает у них беспокойство. Но и в свой адрес им приходится слышать упрёки в том, что они не выступают достаточно активно против тех, кто запятнал их религию. Но теперь ситуация меняется.

Шаукат Аррич выпустил серию видеороликов, в которых британские имамы осуждают группировку ИГИЛ и её жёстокую интерпретацию ислама:

«Я думаю, правильнее всего было бы назвать ИГИЛ ковбоями. Они не представляют свою религию. Они этого недостойны».

«ИГИЛ нет оправдания. Мы осуждаем их».

«Как мусульманин-суннит я не признаю халифат ИГИЛ. Я считаю их террористической организацией».

Аррич признаёт, что эти видеоролики — лишь начало сражения нового типа: «До сих пор осуждение экстремизма в мусульманской общине носило внутренний характер. Но теперь необходимо вывести эту борьбу за рамки мусульманской общины. Сейчас идёт нетрадиционная война. До сих пор войны таким образом не велись. То есть, всегда была пропаганда, всегда у обеих сторон были информационные каналы. Но никогда не было такого, чтобы информация поступала людям не проходя через различные фильтры, чтобы люди имели к ней непосредственный доступ со своих телефонов, это беспрецедентно».

Но смогут ли британские и другие европейские мусульманские общины конкурировать с группировкой, чьи видеоролики повергли в дрожь мировых лидеров? Сцены творимого насилия разошлись через социальные сети по всему миру, словно вирусы.

Многими отмечалось, что некоторые ролики, выпущенные членами группировки ИГИЛ, сделаны высоко профессионально, практически в «голливудском стиле». Но Джейми Бартлетт, автор книги «Тёмная сеть», утверждает, что для выпуска даже высококачественных видеороликов не требуется крупных средств: «Затраты на производство качественного контента и стоимость его распространения стали теперь очень, очень низкими благодаря социальным сетям. А помимо того, что обходится это недорого, многие из членов ИГИЛ или тех, кто делает для них видеоролики, – это европейцы, молодые люди, для которых производство контента хорошего уровня и умение запустить социальную кампанию в СМИ – попросту вторая натура. Единственное, что нас в этом удивляет, это то, что речь идёт об исламистской группировке».

Информационную войну в социальных медиа искусно ведёт группировка, которая стремится создать исламское государство по образцу халифата VII века. Эрин Солтман, эксперт по экстремизму в интернете, видит в этом горькую иронию. Она утверждает, что пропаганда ИГИЛ – во многом продукт XXI века: «С каждым выходом видеоролика он меняется, изменяется монтаж и то, как они хотят выглядеть в зависимости от международной реакции, которую вызвал их предыдущий ролик. Как известно, в последнее время не было роликов с обезглавливанием, потому что они поняли, что международные СМИ используют их ролики против них самих. И вот, в последней редакции уже нет сцены с обезглавливанием. Но они продолжают использовать кадры своей жертвы в пропагандистских целях».

Том Китинг, в прошлом инвестиционный банкир, изучает теперь способы финансирования террористических организаций. Он согласен, что ИГИЛ умело использует социальные медиа. Но он также утверждает, что эти люди неплохо разбираются и в финансах. По его словам, на первом этапе, взяв под контроль небольшие районы Ирака, они получали деньги путём рэкета и вымогательств. Но они смогли добиться финансового успеха, учась на чужих ошибках, а именно – на ошибках Аль-Каиды.

«Мне представляется, что, с точки зрения СМИ, ИГИЛ появился из ниоткуда, – говорит Китинг. – Но следует иметь в виду, что эта организация пустила свои корни ещё 10, 15 лет назад, и у них было достаточно времени, чтобы научиться себя финансировать и грамотно строить свою политическую опору. Один из выученных уроков состоит в том, что прежде, чем начать борьбу, необходимо обеспечить себе надёжный источник финансирования. Отсутствие средств стало одной из причин, которые привели к упадку Аль-Каиды в Ираке семь лет назад. Если посмотреть на то, как они действуют, то это в некоторой степени напоминает корпоративное финансирование. Один из способов, которым небольшие компании берут контроль над крупными, состоит в поиске крупных компаний, располагающих значительными денежными средствами, и нападении на них. Именно так поступает ИГИЛ. Они выявили финансово привлекательные объекты, города, нефтяные месторождения и взяли их под контроль».

По некоторым оценкам, в распоряжении ИГИЛ сейчас около 1,5 миллиардов евро. На эти деньги закупается оружие и продолжается борьба за создание халифата.

Афзал Ашраф – бывший британский военный, который побывал в Ираке. Он убеждён, что ИГИЛ многому научился на ошибках Аль-Каиды. Вместо того, чтобы нападать на Запад, то есть «дальнего» врага, ИГИЛ напал на «ближнего» врага: «Причина, по которой ИГИЛ потеснил Аль-Каиду, состоит в том, что ИГИЛ сумел добиться того, чего Аль-Каиде не удалось. ИГИЛ сумел захватить территорию не потому, что обладал мощными вооружёнными силами, а просто потому, что иракская армия не смогла эффективно обороняться. Поэтому, воспользовавшись политическим и военным вакуумом, ИГИЛ взял под контроль большую территорию и теперь чувствует себя готовым провозгласить исламское государство и даже исламский халифат».

Возглавляемая США коалиция наносит авиаудары, стремясь остановить распространение ИГИЛ. Но будет ли этого достаточно? ИГИЛ демонстрирует упорство и беспощадность. Некоторые считают, что единственным решением стало бы прекращение финансирования группировки, что привело бы к сокращению их поддержки.

«Захват территории связан с риском, что население начинает на вас полагаться, – продолжает Китинг. – То есть вам приходится заботиться о том, чтобы горел свет, работали кондиционеры, и чтобы люди продолжали получать зарплату. Одна из проблем, вставших перед США и другими участниками коалиции в Ираке в 2003 году и позднее, состояла в том, что свет не горел, кондиционеры не работали, и людям это очень быстро надоело».

Это молодежный центр Фонда активных перемен в Восточном Лондоне. Ещё несколько дней назад о нём мало кто знал за пределами Великобритании. Но сегодня эти молодые британские мусульмане стали известны своей борьбой против ИГИЛ в социальных сетях.

«Британская мусульманская молодёжь подвергается в обществе критике, по ней бьют все эти новости, поскольку ИГИЛ называет себя мусульманской организацией. Когда я заявляю: «Не от моего имени», я представляю самого себя, мою культуру, мои убеждения нашим людям, находящимся там. Даю им знать, что они борются не за правое дело. И всё, что они совершают, делается ими и не от моего имени, и не для них самих».

«Самые действенные послания, направленные против ИГИЛ, исходят, на самом деле, от гражданского общества, – считает Эрин Солтман. – Правительство воспринимается как отец, который говорит тебе не употреблять наркотики. А с самыми убедительными посланиями выступят религиозные лидеры, местные имамы, общественные активисты, к мнению которых прислушиваются. Чем больше голосов будет раздаваться с разных сторон, тем эффективнее будет противодействие, потому со стороны экстремистов голосов звучит очень много. У них свои экстремистские имамы, есть женщины, перешедшие на их сторону, они вещают на многих языках. И мы должны противопоставить им как можно больше голосов».

И в британской, и во всех мусульманских общинах в мире, большинство надеется, что их голоса против ИГИЛ будут крепнуть и становиться громче. Но многие понимают, что борьба с ИГИЛ — как на поле боя, так и в социальных медиа, будет непростой.

Выбор редакции

Следующая статья
Усыновление: хождение по мукам

insiders

Усыновление: хождение по мукам