Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

"Больше автономии" - не только для Шотландии?


Великобритания

"Больше автономии" - не только для Шотландии?

Появление собственного парламента в 1999 году стало важнейшим шагом Шотландии на пути к автономии. Он был учреждён по итогам прошедшего двумя годами ранее референдума, где подавляющиее большинство шотландцев проголосовали “за”.

“Сегодня – исторический день для Шотландии. Наша святая обязанность на глазах страны, которая смотрит на нас, отметить этот момент, когда новый парламент принимает на себя всю полноту власти на благо шотландского народа,” – объявила королева Елизавета II на открытии первой сессии.

Но, похоже, страна еще не готова к полной автономии. К большому облегчению Дэвида Кэмерона, рисковавшего войти в историю как премьер-министр, не сумевший сохранить Соединённое Королевство.

Однако политические последствия сказанного шотландцами “нет” могут быть огромными. Вестминстеру придется держать слово относительно большей автономии Шотландии в сфере налогообложения, расходов и социальных выплат. Время пошло: Кэмерон пообещал, что лейбористы и либерал-демократы достигнут соглашения в ноябре, а в январе закон будет опубликован.

Налогообложение – ключевой вопрос. С 1999 года шотландский парламент имеет право проводить собственную политику в области местного самоуправления, здравоохранения, образования, сельского хозяйства и окружающей среды (а также транспорта и туризма). Внешняя политика, оборона, занятость и социальное обеспечение остаются в руках Лондона, как и вопросы торговли и энергетики.

При этом многие консерваторы полагают, что расширение полномочий Шотландии должны быть пропорциональными – то есть, английские депутаты тоже должны получить большее влияние на английские законы. Естественным образом возникает и второй вопрос – останется ли прежней система бюджетного финансирования Шотландии. По так называемой “формуле Барнетта”, Шотландия получает на 1600 фунтов (2000 евро) на душу населения больше, чем остальной союз.

Кэмерону придется действовать быстро, чтобы заставить замолчать скептиков. Хотя он ясно дал понять, никакие реформы не начнутся, пока в мае 2015 не пройдут всеобщие выборы.

Последствия шотландского референдума для Великобритании и ЕС прогнозирует Вивьен Пертюзо, представитель Французского института международных отношений в Брюсселе. С ним беседует корреспондент Евроньюс Маргерита Сфорца.

Евроньюс: Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон обещал прислушаться к требованиями сторонников независимости. Конкретно, чего мы должны ожидать?

Пертюзо: Лондон передаст на места часть свой власти. Шотландцы смогут еще более самостоятельно решать вопросы бюджета, налогов, соцобеспечения. Кэмерон обещает больше самостоятельности и Англии. Как ни парадоксально, англичане имеют в Великобритании наименьшее представительство в органах власти. У них нет собственного законодательного органа, такого как Шотландский парламент или Национальные ассамблеи в Северной Ирландии и Уэльсе. Правда, пока нет никаких шансов на то, что Англии появится свой парламент. Но Кэмерон постарается дать англичанам возможность голосовать по вопросам, которые непосредственно их касаются.

Евроньюс: Не показывает ли этот референдум, что Евросоюз не готов допустить распада входящих в него государств?

Пертюзо: При создании Евросоюза такая возможность не была документально оформлена. Например, Лиссабонский договор не предусматривает автоматического членства в ЕС территории, отколовшейся от другого европейского государства. “Новой” стране придется заново вести переговоры о своих отношениях с Евросоюзом и соседями. Но мы не должны упускать из виду тот факт, что лишь немногие государства одобрили бы разработку формальной процедуры для раздела стран на части, которые затем присоединились бы к ЕС.

Евроньюс: Не будет ли это референдум, несмотря на отрицательный результат, способствовать подъёму других националистических движений?

Пертюзо: Да, он вдохновит некоторые движения за независимость. Самые сильные из них существуют в Испании и Бельгии, за отделение от которых выступают, соответственно, каталонцы и фламандцы. Имеются и небольшие по размеру сепаратистские партии, особенно в Восточной Европе. Но они представляют крошечное меньшинство в своих странах, не сравнимое по размаху с шотландским движением.

Евроньюс: Проблемы Каталонии, Фландрии Европе еще предстоит решать. Сепаратистские настроения отмечаются по всему Евросоюзу. Можно ли извлечь политический урок из этого референдума?

Пертюзо: Думаю, он преподал нам несколько уроков. Во-первых, то, что в Евросоюзе хорошо работает региональная политика. Она позволяет регионам динамично и самостоятельно развиваться, сохранять и укреплять политическую идентичность. Евросоюз оказывает им поддержку и финансовую помощь, которые отвечают местным требованиям.
Ещё один урок для отдельных стран-членов ЕС состоят в том, что ситуация в них может меняться, национальное самосознание продолжает развиваться. До сих пор не сформировалась европейская идентичность. При этом кое-где существует яркое выраженная региональная идентичность. Европейским и национальным лидерам приходится иметь дело с сепаратистскими и националистическими движениями, и в этом ещё имеется много недостатков.

ВВС Франции нанесли первые удары по позициям ИГ в Ираке

Ирак

ВВС Франции нанесли первые удары по позициям ИГ в Ираке