Срочная новость

Шотландия: долгий путь к референдуму

Сейчас воспроизводится:

Шотландия: долгий путь к референдуму

Размер текста Aa Aa

Союз Шотландии и Англии имеет трехсотлетнюю историю. И только в последние несколько десятилетий стали раздаваться призывы к независимости. В 2012 году премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон согласился с идеей референдума, позволив Шотландской национальной партии реализовать давнюю мечту.

Путь к референдуму был долгим. После того, как в 1998 году Шотландия обрела свой ​​парламент, казалось, что с национализмом покончено навсегда. Почему же этого не произошло? Отвечает историк Дэвид Торранс:

“Сначала действительно так казалось. Шотландская Национальная партия не была такой уж популярной. Впрочем, со временем само существование шотландского парламента дало ей возможность увеличить число своих сторонников, представительство в парламенте и войти в правительство. А дальше она усилилась настолько, что смогла настоять на проведении референдума”.

Шотландская национальная партия смогла потеснить главные политические партии в Шотландии. На выборах 2011 году ей удалось получить абсолютное большинство голосов. Лейбористы, консерваторы и либерал-демократы утратили поддержку избирателей из-за целой череды скандалов. Их считали считались виновными в финансовом кризисе и непопулярной политике жесткой экономии. Националисты воспользовалась этим.

“В 50-х годах национальная партия считалась экстремистским движением. Но дальше они перешли от этнического национализма к национализму гражданскому. То есть неважно, где ты родился, если ты поддерживаешь националистические идеи. И кроме того националисты стали рядится в одежды былых лейбористов. Нынешняя Шотландская национальная партия выглядит более лейбористской, чем Лейбористская партия”, – говорит историк Том Дивайн.

Многие шотландцы считают новых лейбористов наследниками консервативного правительства Маргарет Тэтчер. Проводившаяся им политика широкомасштабной деиндустриализации привела к массовой безработице, особенно в Шотландии и на севере Британии, где “Железная леди” стала самым ненавистным политиком.

“Главное наследство, оставленное Тэтчер – чувство, что Шотландия стала полигоном, для испытаний новой политики, прежде чем применить ее в Англии. А это очень неприятное чувство”, – говорит историк Том Вебстер.

Тэтчер, быть может и стала катализатором анти-вестминстерских, анти-консервативных настроений, но найденная в Северном море нефть также помогла убедить людей в целесообразности шотландской независимости.

“Конечно, в течение двух последних лет, мы только и говорили о нефти в Северном море. Теперь этот вопрос поднимается в меньшей степени, поскольку ее запасы сокращаются. Но в 1979 и на протяжении большей части восьмидесятых годов огромный поток денег тек в британскую казну, и в контексте дебатов о независимости Шотландии это играло гораздо более значительную роль”, – говорит Дэвид Торранс.

Как бы ни проголосовали шотландцы, референдум уже изменил политический пейзаж Соединенного королевства, и о независимости Шотландии мы слышим далеко не в последний раз.

“Джин выпущен из бутылки, и невозможно загнать его обратно”,- считает Том Дивайн.

“Сторонники единства надеялись на значительное большинство голосов, чтобы заглушить призывы к независимости, но последние опросы общественного мнения показывают, что это маловероятно.
Но каков бы ни был результат , Шотландцы вписали новую страницу в историю Соединенного королевства, и теперь все взглдляды устремлены в будущее страны”, – предает из Эдинбурга корреспондент “Евроньюс” Джоанна Гилл.