Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Освобождению Парижа 70 лет


Франция

Освобождению Парижа 70 лет

“Париж! Поруганный, израненный, многострадальный, но свободный Париж!”, – эту вошедшую в историю фразу генерал Де Голль проихнес 25 августа 1944 года перед мэрией Парижа , освобожденного после 4 лет нацистской оккупации.

Все началось несколькими днями раньше с восстания французского Сопротивления. против немецкого гарнизона. Акции неповиновения, забастовки, баррикады, нападения на немецкие патрули. Впервые немцы в Париже были вынуждены обороняться. Их потери составили 3200 человек, а потери французов 1600.

Мадлен Риффо, тогда было 20 лет, и она участвовала в восстании:

“Мне приказали и я сделала это – убила нацистского младшего офицера в воскресенье, среди бела дня, на мосту рядом с Тюильри, там где все могли увидеть, что молоденькая девушка на велосипеде способна сделать это”.

Париж мог быть стерт с лица Земли. Город уцелел потому что комендант Парижа генерал фон Шольтиц не выполнил этот приказ Гитлера. Союзники уже были у ворот французской столицы. Генерал Де Голль настаивал, чтобы первыми в город вошли французские части. Но вышло не совсем так, как рассчитывал генерал. Первыми в город ворвались разведчики французской Второй бронетанковой дивизии генерала Леклерка. Но это были 146 испанских республиканцев.

А уже затем к ним присоединилась Четвертая дивизия пехоты США, высадившаяся за три месяца до этого в Нормандии. Американцы были встречены парижанами как герои. Освобождение столицы сопровождалось всеобщим ликованием, и в то же время открыло мрачный период сведения счетов с коллаборационистами. Вот как вспоминает об этом времени Мадлен Риффо:

“Мы не спали неделю. Больше всего хотелось плакать и спать. Мы были счастливы, что Париж освобожден, но у нас больше не было сил”.

Вечером 25 августа, после капитуляции немецкого гарнизона, генерал Де Голль торжественно прошел по Елисейским полям в сопровождении танков Второй бронетанковой дивизии.
В глазах американцев он стал неоспоримым лидером Франции. Его упрямство в желании, чтобы именно французы освободили свою столицу, позволило Франции оказаться среди победителей в той войне.