Срочная новость

Срочная новость

Хартманн, "гора смерти"

Сейчас воспроизводится:

Хартманн, "гора смерти"

Размер текста Aa Aa

“Здесь, на Хартманне люди дрались око за око и зуб за зуб. Эмоции были на пределе. Я не хочу даже представлять себе, какие раздавались крики. Солдаты били друг друга лопатами, обстреливали из пулеметов, травили газом. Тяжелое оружие не поднимали на холм, поэтому у них не было танков”.

Стратегически важная высота Хартманн, о которой говорит историк Герд Крумайх, расположена в горах французского Эльзаса, рядом с немецкой границей, в 900 метрах над уровнем моря. В ходе Первой мировой войны здесь велись ожесточённые бои. Только в 1915 году холм переходил из рук в руки 4 раза.
.
“Сражения здесь могли иметь очень большое значение в начале, – продолжает Крумайх, – но потом – и даже очень быстро – главные боевые действия переместились в другие регионы. Но война все же продолжалась в этом районе до 1918 года. Она становилась всё менее оправданной, а человеческие жертвы и страдания – всё более напрасными. Вот что больше всего меня удручает”.



Французское название этого скалистого выступа – Старый Арман. Немецкие солдаты окрестили его “Гора смерти”. Те, кто контролировал высоту, мог вести огонь прямой наводкой по наступающему противнику.

Со времени битвы там сохранилось около четверти укреплений. Осталась даже впервые применённая тогда же колючая проволока.

После того, как на Великой войне были испытаны в деле автоматическое оружие, бомбардировочная авиация, точная артиллерия и снаряды большой поражающей силы появилась и необходимость в укрытиях для пехоты. Германская армия сооружала у Хартманна до 1918 года сложную сеть траншей, блокгаузов, казематов, долговременных огневых точек. Все этому уже не было суждено служить по назначению, ведь наиболее кровопролитными оказались битвы на Сомме и при Вердене.

“Сегодня мы лучше понимаем Первую мировую, потому что мы видим ее в контексте всего века и в глобальном измерении. Раньше военная история не была частью мировой истории.”

До 30 тыс. немецких и французских солдат, имена которых удалось установить, похоронены на близлежащем кладбище. Ещё 12 тысяч покоятся в братской могиле.
Общее число погибших в Эльзасе гораздо больше, но оно неизвестно даже приблизительно.

“У в Германии никогда не образовывалось т.н. “скорбящее сообщество”, в котором подробные сведения о погибших бережно передаются от поколения к поколению. Мы не собирали таких сведений с самого начала. А коллективная память французов забывала об ужасах Первой мировой войны по мере того, как уходили из жизни её ветераны. Но Великая война до сих пор присутствует в сознании ныне живущих как нечто, оказавшее глубокое влияние на их страны и на каждую семью. “