Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Израиль - Палестина: горе, которое разъединяет


Insight

Израиль - Палестина: горе, которое разъединяет

Горе у одних и у других. С разницей в несколько дней семьи троих убитых израильских подростков и семья сожженного заживо молодого палестинца похоронили своих близких. Но горе их не объединило. Напротив, напряженность в отношениях израильтян и палестинцев нарастает день ото дня. С обеих сторон правят бал экстремисты, последовательно уничтожая надежды на разрядку.

Возможно гибель молодого палестинца от рук еврейских экстремистов, названная премьер-министром Израиля “отвратительным преступлением”, сдерживает его от решительных действий. А может быть опасения начала третьей интифады, первые признаки которой уже очевидны, и боязнь полномасштабной конфронтации связывают ему руки.

В любом случае Беньямин Нетаньяху оказался в трудном положении. Под давлением “ястребов” из правого крыла своего правительства, настаивающих на начале карательной операции против ХАМАСа, он вынужден делать жесткие заявления, пытаясь при этом сохранять ответственную позицию.

“ХАМАС – террористическая организация и она должна быть побеждена. Сейчас Израиль в отношениях с сектором Газа пытается сохранить спокойствие на границе. Но ХАМАС не дает этого сделать. За последние три недели более 150 ракетных и минометных снарядов были выпущены по Израилю из Газы. Очевидно, что мы должны реагировать, чтобы защитить свой народ”, – подчеркивает представитель премьер-министра по связям с общественностью Марк Регев.

Точечных ударов Израиля по Газе в ответ на ракетные обстрелы его территории было достаточно, чтобы вызвать ярость ХАМАСа, чьи активисты, требуют возмездия, а лидеры возмездием угрожают, если Тель-Авив перейдет к более решительным действиям.

“Палестинский народ поддерживает сопротивление угрозе вторжения. Война с Газой откроет перед оккупантами врата ада. ХАМАС не будет сидеть сложа руки”, – заявил представитель движения Мушир аль Масри.

Израильтяне не хотят в ад. И Нетаньяху вынужден прислушиваться к голосу пацифистов, которые выступают против эскалации напряженности, опасаясь, что военная операция Израиля может вызвать ответную волну насилия.

Еврейское государство усиливает меры безопасности на границе с сектором Газа. Но пока не ясно войну или мир выберут те, от кого это зависит, как в Израиле, так и в Палестине.

Луис Карбальо, “евроньюс”:

- Господин Эйтан, спасибо за эту беседу с “евроньюс”. Беньямин Нетаньяху сейчас решает: нападать на ХАМАС или нет? Что, на ваш взгляд, вероятнее?

Фредди Эйтан, аналитик Иерусалимского Центра Государственной Политики (Jerusalem Center for Public Affairs):

- Нетаньяху занимает премьерское кресло уже в третий раз, опыта ему в этом смысле не занимать, и он действительно полагает, что в данный момент необходимо определенное устрашение и это надо ясно дать понять. Вы правы, перед Нетаньяху стоит важнейшая дилемма, поскольку он собрал довольно жесткую коалицию, управлять которой довольно непросто. Там есть крайне правые, вроде Либермана или Беннетта и прочих, которые хотят любой ценой начать масштабную операцию. Но на это Нетаньяху не пойдет. Однако направить своего рода устрашающий сигнал надо. Невозможно оставлять безнаказанным или даже просто без ответа убийство троих подростков. На каждый запуск ракет против израильских деревень в ответ обычно идет обстрел или точечные рейды. Это давняя стратегия, политика Нетаньяху. И этим все ограничится и сейчас. У Нетаньяху нет воинственного настроя, он не пускался в военные операции, как Ольмерт в Ливане или Газе.

“евроньюс”:

- Израильская армия описывает ХАМАС как организацию сломленную, лишенную ресурсов. Но как обстоят дела на самом деле, настолько ли уж ХАМАС разобщен, как утверждает Цахал?

Фредди Эйтан:

- Тут нужно помнить, что ХАМАС считается мировым сообществом террористической группировкой, соответственно, движение оказывается во все большей изоляции. Потому что геополитическая обстановка изменилась. В Египте сейчас – новый президент, и этот президент хочет посадить в карантин филиал “Братьев-мусульман”, поскольку по сути ХАМАС – это “Братья-мусульмане”. Собственно, сложности ХАМАС и объясняются во многом тем, что движение изолировано в самом арабском мире, поскольку популярность “Братьев-мусульман” падает. Но, с другой стороны, мы видим, что ХАМАС пытается вернуться на международную сцену, в особенности на региональную, арабскую, заработать какие-то позитивные очки. Но движение сталкивается и с финансовыми сложностями. ХАМАС не в состоянии платить 40 тысячам чиновников сектора Газа, и это также проблема. Наконец, ХАМАС находится в сложном положении, поскольку не может контролировать всех своих боевиков, есть ведь “Исламский джихад”, есть бригады «Изз ад-Дин аль-Кассам», другие группировки, стремящиеся нарушить перемирие – поскольку ХАМАС хотел бы заключить перемирие, долгосрочное, на полтора-два года, движение не хотело бы захлопывать перед израильтянами дверь. С одной стороны, в нынешней ситуации ХАМАС не в состоянии проводить крупные операции, поскольку знает, что Израиль в ответ нанесет по движению сокрушительные удары, а то и начнет широкомасштабную операцию, это возможно, этого нельзя исключать. Но с другой, он хочет встать во главе, хочет показать, что сильнее ФАТХа.

“евроньюс”:

- Вы видите какие-то признаки начала третьей интифады? Сейчас речь идет просто о взрыве накопившегося гнева или о чем-то более серьезном?

Фредди Эйтан:

- Первая интифада вспыхнула после столкновения двух автомобилей в Газе (в декабре 1987, тогда погибли четверо палестинцев). Так что сегодня как-то контролировать события довольно сложно, кто возьмется предсказать, что произойдет на Ближнем Востоке завтра? Все очень подвижно, изменчиво и надо быть очень осторожным.

Египет через год после свержения Мохаммеда Мурси

Insight

Египет через год после свержения Мохаммеда Мурси