Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Испания: игры престолов


Insight

Испания: игры престолов

Историческое решение отречься от престола, который он занимал с 1975 г., Хуан Карлос принял еще в январе. На следующий день после своего 76 дня рождения, монарх, еще не полностью оправившийся от очередной операции, выступил с речью на официальной военной церемонии. Возвращение на авансцену испанской политики в попытке вернуть былую популярность.

“История любви” испанцев и короля пошла под откос после скандала с дорогостоящим королевским сафари в Ботсване. Затягивавшие пояса в кризис испанцы были не в восторге от такого времяпрепровождения.

Монарху, к тому же попавшему на операционный стол из-за падения на охоте, пришлось публично извиниться. “Мне не терпится выйти из больницы и вернуться к отправлению моих обязанностей. Мне неприятно все произошедшее, я поступил неверно и больше это не повторится.”

Проблемы со здоровьем лишь подкрепляют требования об отречении или слухи о грядущем уходе с престола, который дом Бурбонов неустанно опровергал. Но страшнее оказалось ухудшение имиджа короны, угрожавшее самому бытованию испанской монархии. Так, судебный скандал напрямую затронул инфанту Кристину, которую обвинили в уклонении от налогов и отмывании денег вместе с ее мужем, подозреваемым в коррупции.

В то же время, ряд угроз возникают и на политическом небосклоне. Сам институт монархии – гарант единства Испании – поставлен под удар стремлением Каталонии к отделению. Артур Мас, глава Женералитата, правительства автономии, назначает референдум о самоопределении на 9 ноября 2014, хотя плебисциты такого рода идут вразрез с Конституцией 1978 г.

На то, что об отречении было объявлено сейчас, а не позднее, возможно, также повлияли и результаты недавних европейских выборов, заметно ослабившие позиции двух ведущих партий страны.

Убедительное парламентское большинство правящей Народной партии растаяло, как дым, а оппозиционные социалисты не сумели представить себя надежной альтернативой. Считается, что как Мариано Рахой, так и Альфредо Перес Рубалькаба были месяц назад проинформированы о решении короля отречься.

Так или иначе, будущему королю, уже получившему имя Фелипе VI, достанется непростое наследство, когда он взойдет на трон в июне.

“евроньюс”: – Разобраться в обстоятельствах, которые заставили Хуана Карлоса отречься от престола, нам поможет политолог Антони Гутьеррес-Руби. Объявление короля стало неожиданностью или к нему готовились?

Антони Гутьеррес-Руби: – Речь идет об относительной неожиданности, которая, вместе с тем, какое-то время готовилась, поскольку монарший дом и король лично понимали, что им уже не удаётся вернуть былой уровень популярности, доверия и уважения, которых требует статус главы государства. Думаю, сам Хуан Карлос давно обдумывал этот шаг. Возможно, он хотел сделать это объявление в обстоятельствах – как физических, если говорить о его состоянии, так и, если позволите, эстетических, – которые подобали бы масштабу его личности и его значимости для истории.

“евроньюс”: – Почему об этом объявлено сейчас, в нынешнем политическом контексте, после евровыборов, похоже, прозвонивших колокол по традиционной двухпартийной системе Испании?

Антони Гутьеррес-Руби: – Думаю, сейчас – крайний срок для придания монархии новой жизненной силы, ведь, не будем забывать, речь идет о главе государства. Сам институт королевской власти срочно нуждался в таком вбросе жизненной энергии. Посмотрим, окажется ли этого достаточно для того, чтобы разрешить проблемы, стоящие перед испанским обществом. Обеспечить преемственность – это хорошо, но важнее, как мне кажется, заложить основы нового устройства Испании. Собственно, это и будет делом первой важности как для принца Фелипе, так и для политических сил страны – обозначить, намерены ли они просто обеспечить продолжение прежней линии или заложить базу будущего развития.

“евроньюс”: – Действительно, какими будут основные вызовы, с которыми придется столкнуться принцу Фелипе, когда он взойдет на престол – чье реноме сильно пошатнулось?

Антони Гутьеррес-Руби: – Ну, главной его задачей станет проведение всех тех перемен, которые не осуществил его отец, в силу ограничений политического, культурного или личного характера. Монархия должна стать примером для общества, она должна стать прозрачнее, настало время также отказаться от многих привилегий и провести своего рода парламентаризацию монархии. В большей степени поставить ее на службу парламенту – например, сделав так, почему бы и нет, чтобы глава аппарата королевского дома, иными словами, тот чиновник, кто во многом и определяет, как король должен служить короне, так вот, чтобы он был на службе у парламента, а не королевской семьи. Это очень важно для предстоящих масштабных перемен.

“евроньюс”: – Политические организации, в особенности, националистические, и общественные движения, выступающие против монархии, уже начали мобилизацию сил. Это будет иметь какие-то последствия?

Антони Гутьеррес-Руби: – Мне кажется, все испанское общество требует своего рода перезагрузки конституционного строя. Какого рода? Какого масштаба? На какую фигуру она должна опираться? До какой степени, как и когда нужно углублять этот процесс? Вопрос остается открытым. Но проигнорировать эту мощную, широкую потребность испанского общества в обновлении, переосмыслении и перестройке как самой конституции, так и процесса формирования конституционного строя было бы для монархии и, в данном случае, для Фелипе, который наверняка станет будущим королем, грубейшей ошибкой.

“евроньюс”: – Мы переживаем рискованный момент для выживания монархии?

Антони Гутьеррес-Руби: – Если принц станет вдохновителем, инициатором и даже автором некоторых ключевых преобразований в испанском обществе в том, что касается изменений конституционного строя – может быть, даже вопреки своим убеждениям или интересам монархии, – то, мне кажется, это будет очень позитивно воспринято и даже станет скорее шансом, нежели риском. Шансом как для него самого, так и для всей Испании.