Срочная новость

Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Фаринелли вернули в Лондон


musica

Фаринелли вернули в Лондон

Совместно с

Он вошел в историю как Фаринелли. Его настоящее имя – Карло Броски. Известнейший исполнитель-кастрат эпохи барокко в свое время главные аплодисменты срывал в Лондоне. Сегодня здесь же, в “Вигмор- Холле”, о нем вспоминают и исполняют его репертуар. Концерт приурочен к 20-летию выхода фильма “Фаринелли-кастрат”, ставшего настоящим хитом. На лондонской сцене “за” Фаринелли поет Анн Халленберг, за дирижерским пультом Кристоф Руссе.

По мнению Руссе, Фаринелли был не просто носителем редчайшего сопрано, но настоящим глубоким артистом: “Меня очень тронула одна история. Как-то австрийский император сказал ему: “Вы хорошо поете, но ваше исполнение не волнует… в нем мало выразительности”. Так вот, Фаринелли был совершенно раздавлен этой ремаркой, он начал еще больше работать, оттачивая выразительность каждой ноты. И ему это удалось. Он довел до экстаза лондонскую публику своим исполнением “Альто Джове”.

Анн Халленберг утверждает: в Фаринелли было что-то “нечеловеческое”. Почему? “Когда меня спрашивают о Фаринелли, я всегда отвечаю: у него все сложно, одна нота слишком высока, одна – слишком низка. Он пел, как бы растягивая свой вокальный потенциал сразу во всех направлениях. И мне нужно было изыскать способ, чтобы как-то приблизиться к этой его технике. Он был какой-то нечеловеческой мощи , когда пел, не человек, а монстр! Это что касается техники. А вот репертуар у него далеко не всегда “героический”, нет, у него были и камерные, интимные вещи”.

Отличительная особенность музыки и вокала эпохи барокко – сложный орнамент. Почти обязательным тогда стало использование музыкальных украшений. Для Халленберг это – настоящая головоломка: “Я не сильна в том, чтобы самой придумывать все эти вокальные “завитушки”. Мне намного проще, когда дирижер мне подсказывает, что и где спеть. Когда он мне пишет в партитуре. Моя же задача – сделать так, чтобы все эти украшения звучали незаготовленно, как настоящая импровизация. Разумеется, в моем арсенале есть отработанные приемы, которыми я в в случае чего могу воспользоваться”.
Фаринелли, певец-кастрат, не имел семьи и близких, но имел известность, славу, деньги…Руссе комментирует: “Фаринелли, бесспорно, волновала слава, но одновременно он был мягким, порядочным человеком. Он заботился о своем духовном состоянии больше, чем о пении. Вот почему он так рано покинул оперную сцену со всем ее блеском”.

В репортаже звучат арии “Son qual nave” и “Ombra fedele” Рикардо Броски, а также “Sì pietoso” и “Alto Giove” Николы Порпоры.

Здесь можно познакомиться с полной версией интервью с К. Руссе.

‘Travailler à Londres c’est merveilleux, mais je reste un parfait étranger !’

Выбор редакции

Следующая статья
"Эрнани" Верди: между любовью и честью

musica

"Эрнани" Верди: между любовью и честью