Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Найджел Фарадж: британский евроскептик с европенсией


Мир

Найджел Фарадж: британский евроскептик с европенсией

Партия независимого Соединённого Королевства, выступающая за выход Великобритании из ЕС, прочно обосновалась на политической сцене страны. По данным соцопросов, эта партия может победить на европейских парламентских выборах. Корреспондент “Евроньюс” Джеймс Френи и лидер партии, депутат Европарламента Найджел Фарадж встретились в одном из одном из пабов в городе Натсфорд на северо-западе Англии. Фарадж ответил на вопросы о миграционной политике и своей пенсии на деньги Евросоюза.

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Спасибо, что согласились встретиться с нами. Я хотел бы узнать, что из себя представляет Партия независимости Соединённого королевства?”

Найджел Фарадж: “Мы — партия национальной демократии. Мы уверены, что Соединённое Королевство должно быть независимым, самоуправляемым, демократическим государством, а не частью политического союза со штаб-квартирой в Брюсселе, где сегодня пишутся три четверти законов для нашей страны. Мы платим за это огромные деньги, но нам запрещают подписывать соглашения о торговле с новыми и растущими экономиками мира. Наша позиция не означает, что мы выступаем против Европы. Мы не думаем, что всё, что находится южнее Кале — ужасно. На самом деле нам нравится Европа. Но мы хотим, чтобы Европа была союзом государств, которые связаны торговлей и сотрудничеством. А этот надгосударственный проект, попытка создать Соединённые Штаты Европы без согласия избирателей — не сработает.”

Джемс Френи, “Евроньюс”: “Вы говорите, что партия — либертарианская, выступаете за свободный рынок. Но как объяснить вашу кампанию относительно иммиграции?”

Найджел Фарадж: “Даже экономист Милтон Фридман — идейный вдохновитель концепции свободной торговли и свободного рынка — даже он сказал, что между богатыми и бедными странами не должно быть свободного движения рабочей силы, в особенности когда существует система социального страхования. В этом и заключается весь вопрос. Мы приветствуем свободное движение товаров, капиталов и услуг. Мы не хотим, чтобы это движение ограничивалось только ЕС. Мы бы хотим для Великобритании большей роли на глобальном рынке. Англоговорящие страны, Содружество наций могли бы стать для нас подходящей площадкой. Но для этого требуется ответственное управление рынком труда. Вместо этого сегодня британский рынок неквалифицированного и среднеквалифицированного труда наводнён мигрантами .”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Откровенно говоря, глава любой большой корпорации стремится к сокращению затрат на оплату труда. Неужели все эти компании, которые, по вашим словам, оказывают вам поддержку, захотят платить больше работникам британцам ?”

Найджел Фарадж: “Несомненно, большие международные корпорации из этой ситуации извлекли для себя выгоду. Но здесь есть и оборотная сторона — мы теперь обязаны обучать детей мигрантов, мы обязаны предоставлять мигрантам срочную медицинскую помощь в наших больницах. Вдобавок к этому теперь многие наши граждане не находят работу, государство вынуждено платить и за них тоже. В итоге, корпорации получают прибыль, но наша страна — нет.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Но если бы вы действительно были либертарианцами, то вы бы говорили, что рынок труда саморегулируется.”

Найджел Фарадж: “Всё-таки некоторые вещи важнее денег. Общество, точнее его целостность, важнее денег. Британское правительство обязано, прежде всего, соблюдать интересы британского народа. Но в итоге миллионы британских семей пострадали от того, что мы открыли двери для 485 миллионов человек из Европы.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Слишком много — это сколько? Вот данные статистики: в прошлом году в Британии осели 209 тысяч мигрантов из ЕС. Насколько вы хотите сократить эту цифру?”

Найджел Фарадж: : “Намного.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Насколько? Наполовину?”

Найджел Фарадж: “Нет, нет. Мы хотим снизить до нескольких десятков тысяч в год.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “30-50 тысяч?”

Найджел Фарадж: “Начиная с 1950 года и до того, как Блэр пришёл к власти ежегодный миграционный прирост в Британии составлял 30 -50 тысяч человек. Такая ситуация была относительно комфортной. Сегодня этот прирост — 200-250 тысяч человек в год, а общая миграция — полмиллиона человек. Я не хочу запретить иммиграцию, нужен контроль за качеством и количеством.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Итак, что же это за магическая цифра?”

Найджел Фарадж: “Давайте посчитаем.”

Джеймс Франи, “Евроньюс”: “Скоро выборы.”

Найджел Фарадж: “Да, выборы между нами и тремя другими партиями, которые отрицают, что у нас свободный доступ для полумиллиона мигрантов. Именно эту битву мы должны выиграть в первую очередью. Ведь сегодня нет миграционного порога.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Назовите цифру, насколько вы хотите снизить?

Найджел Фарадж: “Нет серьёзного миграционного порога. Число людей, иммигрирующих в Великобританию, не контролируется. Также я озабочен ухудшением ситуации в средиземноморской еврозоне. Может начаться новая огромная волна миграции, а мы никак не повлияем на это. Нужно вернуть контроль, а потом создать систему, подобную австралийской, где существует контроль не только за количеством, но и качеством миграции.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Я разговаривал с представителем Всемирного банка. Австралию просят открыть двери – там существует большая нехватка неквалифицированных рабочих. Разве чиновник миграционной службы может диктовать правила свободному рынку?”

Найджел Фарадж: “Зачем вообще нужно слушать Всемирный банк? Да и любую другую глобальную организацию? Они всё время ошибаются.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Австралию просят уже восемь лет. Британские студенты там собирают фрукты во время академотпуска — австралийцы не хотят работать в саду.”

Найджел Фарадж: “В Великобритании граждане страны подвергаются трудовой дискриминации. Это возмутительно. Такая ситуация привела к ещё большему разделению нашего общества, я за всю свою жизнь такого ещё не наблюдал. Это неправильно.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Некоторые ваши политические плакаты во многом похожи на плакаты европейских партий, которые играют на анти-европейском настроении. К примеру, Герт Вилдерс в Нидерландах, который хочет соединить с вами усилия и сформировать группу в Европарламенте. Марин Ле Пен во Франции тоже. Чем их высказывания о мигрантах из Турции и Северной Африки отличаются от ваших о румынах и болгарах?”

Найджел Фарадж: “Британцы лишь отметили, что наши плакаты похожи на плакаты Консервативной партии во время предвыборной кампании 2005 года. Мы размещаем наши плакаты для того, чтобы люди задумались. Наши плакаты провоцируют столкновение мнений.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Вы готовы пойти на альянс с Ле Пен и Вилдерсом? Если нет, то почему?”

Найджел Фарадж: “Нет, потому что мы считаем, что в их политике, даже если лидеры партий открыто об этом не говорят, в этих партиях, внутри Национального фронта точно, до сих пор действуют элементы старой антисемитской бригады. Нам это неинтересно.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Но высказывания Вилдерса и Ле Пен находят отклик среди избирателей. Они стремятся защитить своих избирателей из рабочего класса от глобализации, от её негативного влияния. Нужно просто заменить слово “румын” или “болгарин” на “марокканец”, “алжирец” или “турок”. Очень просто, согласитесь.”

Найджел Фарадж: “Мы хотим принять глобализацию. Наша партия не выступает против глобализации. Ле Пен выступает против глобализации, а мы — нет. Но мы не можем принять глобализацию будучи частью Европейского Союза, который нас в этом останавливает, запрещает нам искать сотрудничество и заключать торговые соглашения с другими странами мира. Это же безумие.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “И мой последний вопрос, вы хотите урезать расходы на ЕС . Тогда почему вы подписались на получение дополнительной пенсии Европарламента, если выступает за сокращение расходов на ЕС?

Найджел Фарадж: “Для того, чтобы обеспечить семью, когда я умру.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Но у ваших избирателей нет второй пенсии.”

Найджел Фарадж: “Мы не хотим урезать расходы на ЕС, вы неправильно нас понимаете. Мы хотим отменить эти расходы.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Зачем тогда попросили европейскую пенсию?”

Найджел Фарадж: “Я хочу, чтобы участие Великобритании в этих расходах сократилось с до нуля.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Начните с себя”

Найджел Фарадж: “Размер этой пенсии не идёт ни в какое сравнение с тем, что наша страна тратит на неё.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Вы же сами критикует еврократов много лет.”

Найджел Фарадж: “А если вы мне предложите вообще работать без зарплаты? Я не могу себе этого позволить.”

Джеймс Френи, “Евроньюс” “Нет, подождите. Очень многие депутаты Европарламента отказались от пенсии, потому что посчитали это аморальным. Почему вы не отказались?”

Найджел Фарадж: “Правда? Я со многими не знаком.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Зачем вы тогда попросили эту пенсию, если вы не согласны с расходами ЕС?”

Найджел Фарадж: “Потому что приход в политику стоил мне очень дорого. Когда умру, эти деньги помогут семье.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “То есть Фарадж-младший купит квартиру в Лондоне? Для этого вам нужна европейская пенсия?”

Найджел Фарадж:“На квартиру её не хватит.”

Джеймс Френи, “Евроньюс”: “Найджел Фарадж, спасибо!”