Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

ЕС: стратегия борьбы с терроризмом


Insight

ЕС: стратегия борьбы с терроризмом

Теракты, осуществленные исламистами в первой половине двухтысячных годов, подтолкнули Евросоюз к скорейшей разработке общей стратегии борьбы с терроризмом.

С июня 2002 ЕС выработал общее определение для террористических действий, привел к общему знаменателю репрессивные меры во всех своих государствах и создал общеевропейский ордер на арест.

Именно благодаря такому ордеру Италия, к примеру, летом 2005 года смогла в рекордно короткий срок выдать британским властям лиц, подозревавшихся в организации терактов в Лондоне 7 июля.

В марте 2004 теракты в Мадриде подтолкнули Совет Европы разработать основы общей стратегии борьбы с терроризмом.
И чтобы обеспечить сотрудничество государств-членов ЕС в рамках этой стратегии Брюссель учредил пост координатора.
На него был назначен голландец Рейс де Врийс. Его задачей было координировать действия национальных компетентных органов в первую очередь в предотвращении терактов, а также в защите граждан и охране важных объектов.

Одновременно Евросоюз ввел биометрические паспорта, для того чтобы бороться с подделкой документов и усилить безопасность международных перевозок.

Брюссель разработал целый ряд мер, чтобы ограничить доступ к огнестрельному оружию, взрывчатке и другим материалам, которые могут быть использованы для изготовления бомб. Кроме того были увеличены полномочия Европола, международной криминальной полиции Евросоюза, в частности, чтобы усилить борьбу с кибер-терроризмом, вербовкой и сетями финансирования террористических организаций.

Тем не менее всего этого недостаточно. Государства – члены ЕС, хотя и проголосовали за создание новых структур для борьбы с терроризмом, но не спешат выделять для них достаточные финансовые ресурсы. Что касается национальных разведывательный служб, они зачатую уклоняются от общеевропейских требований об обмене секретной информацией. До создания европейских ФБР и ЦРУ еще далеко, страны ЕС предпочитают ориентироваться на двустороннее сотрудничество.
Разочарованный этим Рейс де Врийс в 2007 году подал в отставку.

Европейской комиссии понадобилось пол-года, чтобы найти ему замену. В результате на этот пост был назначен бельгиец Жиль де Керков.

Анн Девино, “Евроньюс”:
Что происходит в Европе с борьбой с терроризмом? Чтобы ответить на этот вопрос с нами на связь из Брюсселя вышел Жиль де Керков.
Вы координатор Европейского союза в области борьбы с терроризмом. Этот пост был создан после терактов в Мадриде. Каковы сегодня основные приоритеты Евросоюза?

Жиль де Керков: Главный приоритет связан с молодыми европейцами, хотя речь идет не только о молодых европейцах, но также о молодых североафриканцах, молодых людях с Ближнего Востока, которые отправляются в Сирию на то, что они называют джихадом. Чтобы принять участие в боях и присоединиться к террористическим группам.

“Евроньюс”: Что делается, чтобы бороться с этим явлением?

Жиль де Керков: В первую очередь это превентивные меры. Нужно постараться найти наилучшие способы отвратить молодежь от таких поездок. Это первый из приоритетов. Также выявлять тех, кто все таки едет, и кого мы не знаем. На самом деле есть много таких европейцев, не известных спецслужбам и полиции. Поэтому необходимо создание специальных механизмов. Также необходимо сотрудничать с транзитными странами, в частности с Турцией, и работать вместе со странами, поставляющими этих боевиков, я к примеру могу назвать Тунис, но также и другие страны этого региона, такие как Египет, Марокко, и так далее.

“Евроньюс”: Через 10 лет после терактов в Мадриде, угрожает ли Европе какой нибудь новый широкомасштабный террористический акт?

Жиль де Керков: Наши спецслужбы считают, что такая угроза остается серьезной и во многом она связана с этим явлением: европейскими боевиками, которые отправляются сражаться в Сирию.
Но я бы сказал, что угроза более размыта, разнообразна и сложна. Наш ответ на нее должен быть более гибким и более эффективным. После терактов 11 сентября мы столкнулись с организацией с многонациональной структурой – Аль-Каидой. И исходя из этого нам было несколько проще идентифицировать людей, подлежащих преследованию. Сегодня мы видим весьма быстрый рост числа ее “филиалов”. Существуют один или два филиала в Сирии и Ираке, существует Аль-Каида на Аравийском полуострове, в Сахеле, на севере Африки, так что все стало значительно сложнее.
В то же время коли угроза стала более сложной, мы отвечаем на нее более гибко и более эффективно. В определенной мере это позволяет с ней справляться, и вы можете констатировать, что со времени терактов в Мадриде и в Лондоне больше в Европе не случалось широкомасштабных терактов. Были отдельные теракты, это всегда трагедия, но такого масштаба терактов не было. Поэтому я считаю, что мы лучше подготовлены, мы стали умнее, по-видимому, эффективнее. Но угроза остается серьезной.

“Евроньюс”: Был ли достигнут прогресс например в области сотрудничества?

Жиль де Керков: Большая часть нашей работы, и все более значительная часть моей, это сотрудничество с третьими странами, странами, которые сталкиваются с терроризмом. Чего мы пытаемся сделать – это убедиться в адекватности их юридических инструментов, в том, что используемое ими определение терроризма не настолько широко, чтобы позволять репрессировать политических оппонентов, что еще, к сожалению, часто случается. Улучшить обмен информацией. Один из самых важных выводов комиссии, которая изучала теракты 11 сентября, был в том, что необходимо улучшить способы обмена информацией между спецслужбами, полицией и правосудием.

“Евроньюс”: Действительно, в том что касается сбора информации мы видели некоторые перекосы со стороны государств во имя политики антитерроризма. Создается впечатление, что правительства все менее скурпулезно относятся к праву граждан на частную жизнь не только в США, но и в Европе. Что вы об этом думаете?

Жиль де Керков: Мы очень стараемся соблюдать баланс между необходимостью собирать данные, никто не будет отрицать необходимость этого, для того чтобы предотвращать теракты, и уважением к частной жизни. Сейчас мы разрабатываем целый ряд проектов, законопроектов, чтобы усилить европейские подразделения по защите данных. Кроме того мы работаем на международном уровне, ведем переговоры с Соединенными Штатами, нужно сказать, очень сложные после разоблачений Сноудена, а также с другими странами. И мы говорим о защите данных, как важном условии нашего сотрудничества.