Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Отцы и дети: драма Страны Басков


Insight

Отцы и дети: драма Страны Басков

Возможна ли реинтеграция в общество боевиков баскской сепаратистской группировки ЭТА после выхода на свободу? Многие испанцы считают, что им нельзя прощать совершенные преступления, другие же призывают дать членам ЭТА второй шанс, ведь изоляция может снова подтолкнуть их к экстремизму .

В Бильбао создан Союз помощи бывшим заключенным из группировки ЭТА (Harrera Elkartea). Его сотрудник рассказал нашей съемочной группе , что основная проблема, с которой сталкиваются те, кому они призваны помогать – это поиск работы. Кроме этого, боевикам, отбывшим наказание, часто отказывают в открытии банковских счетов, не принимают их в учебные заведения:

“Наша работа заключается в реабилитации этих людей. Мы предлагаем им курсы, на которых они могут приобрести навыки, необходимые для поиска работы. Конечно, речь идет о работе, которая соответствует уровню их образования. Часто это неквалифицированная работа”.

Отбывшие наказание члены ЭТА, вернувшись домой живут бок о бок со своими жертвами. Отец Рубена Мухика политик из Испанской социалистической рабочей партии был убит боевиками ЭТА.

- Я их никогда не прощу, Не собираюсь делать этого. Никогда.

- Даже тех террористов, которые раскаялись?

- Никакого прощения!

Бывшие террористы и их жертвы, кажется, живут в двух несоприкасающихся мирах, хотя и в одной Стране Басков.

“Она маленькая, в Стране Басков нас всего два миллиона, но и достаточно большая, чтобы люди могли жить в своем узком кругу, не соприкасаясь с остальными”, – объясняет член Harrera Elkartea.

“Невозможно сосуществование нормальных людей с преступниками. Если преступники заслуживают внимания, когда они перестают убивать, гораздо больше внимания заслуживают те, кто никогда не убивал”, – считает Рубен Мухика..

“В Стране Басков даже создан Секретариат по миру и сосуществованию, но как мы узнали из его доклада, предстоит еще долгий путь, чтобы члены ЭТА и жертвы терроризма прекратили чураться друг друга”,- передает корреспондент “Евроньюс”.

Хосе Рамон Гони Тирапу боролся с ЭТА на посту префекта провинции Гипускоа в Стране Басков. Боевики сепаратистской организации не раз пытались его убить. Для Страны Басков это была бы вполне банальная история, если бы через несколько лет он не узнал, что одним из членов ЭТА был его сын. Все это Гони Тирапу описал в своей книге “Мой сын был в ЭТА”.

Филлипа Соареш, “Евроньюс”: Какие вы испытали чувства, когда узнали, что ваш сын был членом ЭТА, организации, которая неоднократно пыталась вас убить?

Хосе Рамон Гони Тирапу: Прежде всего возникает потребность помочь сыну, который оказался в драматичной, крайне сложной ситуации. И сразу же вы вспоминаете, что эта организация несет ответственность за убийства. Эта организация пыталась убить меня не один раз. Вначале я не знал как реагировать. Мне казалось, небо обрушилось мне на голову. Я не мог понять, невозможно осознать, что сын, которого вы воспитали, который жил с вами в одном доме, которого вы любили и продолжаете любить, оказался в ситуации настолько далекой от вашей, настолько жестокой в отношении вас. Разве не так?

“Евроньюс”: Ваш сын избежал правосудия. В вашей книге вы объясняете, что он живет во Франции, и вы не видели его уже 20 лет. Почему вы не можете с ним повидаться?

Хосе Рамон Гони Тирапу: Он живет в мире, куда у меня нет доступа. Он живет в другом мире, двери в который закрыты. Для общения нет никаких возможностей. Если бы мы встретились, его окружение не простило бы ему этого. Это мафия, и часть моей жизни, когда я был префектом, я был по другую сторону баррикады. Я считался врагом мафии. Поэтому у него могут возникнуть проблемы. Я думаю и об этом тоже. Между нами огромная дистанция. Он живет в мире, выход из которого закрыт. Не то чтобы они афишировали это, но между ними царит атмосфера подозрительности. Не стоит забывать, что ЭТА уничтожила нескольких своих активистов, очень значимых, потому что решила, что они предатели.

“Евроньюс”: Но вы разговариваете с ним?

Хосе Рамон Гони Тирапу: Нет, нет! Не разговариваю. Мы не общались с ним уже больше 20 лет.

“Евроньюс”: Вы надеетесь вскоре увидеться?

Хосе Рамон Гони Тирапу: Думаю, мы вскоре увидимся. Это, конечно, будет очень сложно, но скоро я с ним встречусь.

“Евроньюс”: Впервые за двадцать лет ваш сын увидит вас. Что бы вы хотели ему сказать?

Хосе Рамон Гони Тирапу: Что все кончено, ЭТА больше нет. Сама организация об этом заявила. С ЭТА покончено. В ней больше нет смысла. Что если у него есть политические идеи, он должен говорить о них открыто, но другим способом, не используя давление на людей. С моим сыном трудно говорить откровенно.