Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Советник Шарона: "Он никогда не колебался, когда речь шла об Израиле"


Insight

Советник Шарона: "Он никогда не колебался, когда речь шла об Израиле"

Главный советник Ариэля Шарона в его бытность премьер-министром Израиля Раанан Гиссин и по сей день считается человеком который лучше всех может донести точку зрения Израиля до международного сообщества.
В качестве основного израильского “информполитика” он принимал участие в мирном процессе с Египтом, защищал интересы Израиля во время войны в Ливане и интифады.
Раанан Гиссин считается одним из ведущих специалистов по вопросам арабо – израильского конфликта.

Луис Карбальо, “Евроньюс”: Какое самое сложное решение пришлось принимать Шарону?

Раанан Гиссин: Думаю, самым сложным было решение ликвидировать поселения в секторе Газа, Иудее и Самарии, ведь в его представлении Израиль как государство для всех евреев мира держалась именно на поселениях. Это важный элемент. Более 20 лет он занимался их строительством.

“Евроньюс”: Каким из своих решений он больше всего гордился? Может быть именно это было одним из таких?

Раанан Гиссин: Больше всего он гордился тем, чего сумел достичь в Израиле: сельским хозяйством, землями. Его радовало то, что в Израиле строилось все больше поселений, все больше евреев со всего мира приезжали сюда . Он гордился тем, что приток евреев-иммигрантов, укреплял еврейское государство. Думаю, он также очень гордился армией, одной из самых боеспособных в мире. Тем как армия способствовала становлению Израиля. Он вспоминал собственный опыт, когда в 1948 году его ранили в бою за Латрун, он вместе с остальными пытался спасти бойцов своего отряда, вывести их в безопасное место. Несмотря на ранение он тащил на плечах других солдат, пытался добраться до безопасного места, чтобы там они могли получить медицинскую помощь”.

“Евроньюс”: После ухода из Газы, собирался ли он отдать приказ о подобных мерах в отношении Западного Берега реки Иордан? Существовали ли планы убрать поселения и с Западного берега Иордана?”

Раанан Гиссин: Я думаю, что несомненно такая возможность рассматривалась. Он был готов пойти на это, если бы такие действия послужили созданию сильного еврейского государства, наряду с палестинским государством. Если бы это было выгодно с тактической точки зрения, он бы пошел на это. Я не знаю, заключил бы он в конце концов мирный договор с палестинцами, как мы хотели, но он стремился к тому, чтобы в Израиле стало больше населения. Вы должны понимать, для Израиля это очень важно. У нас очень много различий. И он был тем человеком, который мог объединить людей для решения самых сложных проблем.

“Евроньюс”: Он когда нибудь высказывал сожаления в связи с массовыми убийствами в Сабре и Шатиле? Вообще в связи с операцией в Ливане, войной в Ливане, у него были какие-нибудь сожаления?

Раанан Гиссин: Сабра и Шатила были ошибкой. Сабра и Шатила были несчастным случаем, произошедшим в Ливане. Но своего мнения, что нужно выгнать террористов из Ливана и обеспечить безопасность Израиля он не менял. Я думаю, он сожалел о том, что случилось в Сабре и Шатиле. Но скажу еще раз, мы узнали про случившееся в Ливане, только когда это уже произошло. Что там в Ливане, какие проблемы, мы узнали позднее. Но он взял на себя часть ответственности за это, и мы заплатили за случившееся. В Израиле был процесс, с этим разбиралась комиссия. Он никогда не колебался, когда речь шла об Израиле. Он говорил: “Я принял решение, потому что считал это решение правильным, и в нужное время. И я не от чего не отказываюсь. Все что я делал, я делал на благо Израиля”.

Шарон и солдаты: "отец родной", "медвежонок" и поедатель коров

Insight

Шарон и солдаты: "отец родной", "медвежонок" и поедатель коров