Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Китай: от "Нефритового зайца" - к лунному тайконавту


Insight

Китай: от "Нефритового зайца" - к лунному тайконавту

Китайцы на Луне. Это была их мечта и она свершилась. В ночь с субботы на воскресенье КНР стала третьей страной, осуществившей мягкую посадку космического аппарата на спутник Земли. Спускаемый аппарат “Чанъэ-3” прилунился и выпустил “Нефритового зайца” – нашпигованный научной аппаратурой луноход, который в течение 3 месяцев будет исследовать лунную поверхность.

Китайский зонд оказался на Луне через 47 лет после того, как советская автоматическая станция “Луна-9” совершила первую мягкую посадку на другое небесное тело, и через 44 года после того, как американцы сделали первый шаг на поверхность спутника Земли. Это произошло в 1969 году. Вслед за ними Советский Союз отправил на наш спутник свой первый “лунный трактор” в 1970 году и второй – три года спустя. С 1976 года на Луне никто не бывал.

Теперь наступила очередь китайцев, и они не собираются останавливаться. Они также хотят чтобы их соотечественник ступил на Луну еще до 2020 года. Амбициозная китайская космическая программа была запущена еще в конце 50-х годов, но
по-настоящему начала осуществляться лишь в последние 20-лет вместе с экономическим взлетом страны.

Стремление китайцев в космос подстегивается чувством национальной гордости. В 2003 году Китай отправил в космос свой первый пилотируемый корабль “Шеньчжоу”. Первый тайконавт Ян Ливэй стал поистине национальным героем. Дальше – больше.

Следующий шаг в освоении космоса Китай сделал в 2008 году, вновь вслед за Россией и США. 17 сентября тайконавт Чжай Чжиган вышел в открытый космос и помахал китайским флагом, вызвав гром аплодисментов в центре управления полетом и на улицах китайских городов, где за ним можно было наблюдать на гигантских экранах.

В 2011 году Китай запустил свою первую орбитальную станцию и произвёл первую стыковку, а также стал второй страной по количеству выполненных космических запусков, превзойдя США.

В июне этого года трое тайконавтов, и среди них – первая китаянка, побывавшая в космосе, провели на орбите 15 дней. Это стало очередным этапом в сознании собственной многомодульной постоянно пилотируемой орбитальной станции.

Китай вкладывает в свою космическую программу миллиарды долларов и добивается успехов.

Джереми Уилкс, euronews:

“С нами на связи Карл Беркуист из Европейского космического агентства. Карл, в ЕКА вы занимаетесь связями с китайцами. Какую помощь вы им оказываете?”

Карл Беркуист:

“У нас с китайскими космическими органами существует соглашение о взаимной поддержке. Таким образом, мы были вовлечены в программы “Чанъэ-1”, “Чанъэ-2”, а теперь еще и “Чанъэ-3”, обеспечивая поддержку через наши наземные сети. У нас есть наземные станции в Испании, в Австралии, а также во Французской Гвиане – в Южной Америке. После того, как спускаемый аппарат был посажен на Луне, мы провели триангуляцию с помощью станций в Австралии и в Ceбреросе – в Испании, создав треугольник, чтобы определить, где именно аппарат находился на поверхности Луны”.

euronews:

“Скажите, как проходит эта миссия сейчас, возникли ли какие-либо непредвиденные проблемы?”

Карл Беркуист:

“Нет, я думаю, что все идет очень хорошо. Я знаю, что после того, как аппарат был посажен на поверхности Луны, представители китайской команды, которые находились в нашем центре управления в немецком Дармштадте, даже устроили небольшую вечеринку, чтобы отпраздновать, что все прошло так, как планировалось”.

euronews:

“Почему китайцы обращаются за помощью к Европейскому космическому агентству, а не к НАСА или Роскосмосу?”

Карл Беркуист:

“Во-первых, я думаю, что наш операционный центр в Германии на самом деле является одним из ведущих центров мира в том, что касается управления и отслеживания спутников. Во-вторых, у нас существуют очень давние отношения с китайцами, и, я думаю, что поэтому они снова обратятся к ЕКА с просьбой о помощи и сотрудничестве”.

euronews:

“Давайте поговорим о Луне. Последним, кто совершил там мягкую посадку, был Советский Союз в 1976 году. Зачем туда возвращаться, в чем интерес для Китая?”

Карл Беркуист:

“Я думаю, что, конечно, полеты на Луну стали своебразным символом. Я уверен, что в этом есть политическая сторона. Посадка на Луне имеет важное значение. Другая цель – технологическая. Суметь совершить посадку на Луне, развернуть там работу исследовательских инструментов – это большое технологическое достижение. Ну, и третье – это научное исследование Луны”.

Лилия Шевцова: "Майдан застал Брюссель врасплох"

Insight

Лилия Шевцова: "Майдан застал Брюссель врасплох"