Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Почему лидер КНДР Ким Чен Ын решился казнить своего влиятельного дядю?


Северная Корея

Почему лидер КНДР Ким Чен Ын решился казнить своего влиятельного дядю?

В Северной Корее по обвинению в попытке свержения государственной власти был казнен Чан Сон Тхэк – бывший заместитель председателя Государственного комитета обороны и дядя руководителя страны Ким Чен Ына.

Чан Сон Тхэк считался вторым по могуществу человеком в КНДР.Кроме всего прочего он возглавлял “регентский совет” при новом северокорейском лидере. По мнению ряда экспертов, Ким Чен Ын, казнив дядю, продолжил масштабную политическую чистку в стране. За два года нахождения у власти Ким Чен Ын сменил почти половину отцовских кадров – представителей военной верхушки, глав комитетов и лидеров правящей партии.

Евроньюс:
Что же означает для Северной Кореи казнь Чан Сон Тхэка? Разобраться с этим нам поможет эксперт по Северной Корее из Университета Лидса Эйден Фостер-Картер. За 40 лет он написал много научных трудов, книг и статей, посвященных корейским проблемам. Итак, что же скрывается за казнью могущественного родственника северокорейского лидера? Какой сигнал он послал северокорейцам?

Айден Фостер – Картер:
Сигнал необыкновенно мощный и беспрецедентный. Вне всяких сомнений, это сталинский режим. Чистки, как таковые, не являются чем-то новым, но они, как правило, делаются менее заметно. Люди вдруг перестают появляться, а если они в возрасте, то умирают по болезни. Что удивляет, так это публичность казни. Дяде лидера страны был предъявлен целый лист разнообразных обвинений, включая планирование государственного переворота. Граждане Северной Кореи узнают обо всем этом из прессы.

Евроньюс:
А не была ли эта казнь опасным шагом?

Айден Фостер – Картер:
Да, это весьма рискованный шаг. Пока существует две точки зрения, но через некоторое время ситуация должна проясниться. Первая, которой я не придерживаюсь, указывает на силу Ким Чен Ына. Ему всего 30 и он достаточно уверен в себе, чтобы управлять страной без советов своего дяди и наставника и это весьма мощный сигнал. Возможно, что так оно и есть. Но я лично считаю наоборот. Публичность этой казни свидетельствует о факторе страха. Я думаю, что сам факт, что он сделал это публично свидетельствует о его паническом страхе. Раньше мы полагали, что главные противоречия кроются в отношениях между партией и армией, у которой было очень много полномочий. Племянник и дядя пытались перетянуть одеяло каждый на себя. В настоящее время внутри партийной верхушки проявился явный раскол. Так что, эта казнь вряд ли станет последней. И сейчас очень многие задрожали от страха и готовы куда-нибудь убежать.

Евроньюс:
И, напоследок, Эйден, скажите, а может ли мир что-нибудь предпринять?

Айден Фостер – Картер:
Думаю, что немного. Китай здесь является ключевым игроком. В прошлом он играл стратегическую роль. Он не в восторге от КНДР и опасается хаоса. Поэтому Китай, стиснув зубы, будет пытаться изменить ситуацию в этой стране, будет торговать, участвовать в программах развития. Эта политика, может быть, и сработает в долгосрочной перспективе, но скорее всего она пойдет в разрез с санкциями ООН. Недавно мы слышали, что еще один северокорейский приграничный город подписал соглашение, связанное с китайскими инвестициями. Это произошло уже после казни Чан Сон Тхэка. Он, кстати, отвечал именно за экономические отношения с Китаем. Но это обычный бизнес. Для нас, откровенно говоря, наблюдение за всем этим – мрачное зрелище. И здесь на возникающие вопросы нет простых ответов.