Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Франсуа Энглер: "В 'частице Бога' нет ничего божественного"


Мир

Франсуа Энглер: "В 'частице Бога' нет ничего божественного"

Имена лауреатов нынешней Нобелевской премии по физике не стали неожиданностью. Престижную награду присудили британцу Питеру Хиггзу и бельгийцу Франсуа Энглеру за их вклад в открытие элементарной частицы, отвечающей за наличие у материи массы, – бозона Хиггза.
Корреспондент “Евроньюс” распроcил профессора Энглера – о премии, будущем физики и роли Бога.

Лиз Педерсен,“Евроньюс”: Профессор, какие чувства возникают, когда видишь свое имя рядом с именами Альберта Энштейна, Пьера и Мари Кюри?

Франсуа Энглер: Прежде всего, чувство неловкости, потому что? мне кажется, что я очень далек от уровня ума и понимания сути вещей Альберта Энштейна. Альберт Энштейн входит в число двух или трех человек, которые изменили представление о мире более никому недоступным образом. Не говоря уж обо мне. Так что, очевидно, что получить такое признание чрезвычайно приятно.

“Евроньюс”: Вы получили множество премий, самая значительная из которых – Нобелевская. Но разве Большой адронный коллайдер не должен был стать третьим лауреатом?

Франсуа Энглер: Я не вхожу в Нобелевский комитет, поэтому не мне судить насколько правильно он поступает. Очевидно, что он решил отметить теоретическое открытие, прав ли он был в жэтом не мне решать.

“Евроньюс”: Действительно ли благодаря такому прибору как ускоритель частиц Европа получила возможность стать мировым лидером в области научных исследований, опередив Соединенные Штаты?

Франсуа Энглер: Безусловно, по меньшей мере в том, что касается развития научных экспериментов на уровне частиц. Я не решусь сказать, что это так на более общем уровне, но очевидно, что на сегодняшний день ЦЕРН не имеет аналогов в мире, это пока действительно лучшее, что есть в экспериментальной физике элементарных частиц.

“Евроньюс”: Бозон Хиггса называют самым значительным научным открытием за последние 50 лет. Теперь, когда найдена последняя деталь пазла стандартной модели физики элементарных частиц, чем предстоит заняться ученым в ближайшие годы?

Франсуа Энглер: Существует научная проблема, быть может еще более важная, потому что речь идет о фундаментальном развитии физики, если мы хотим прийти к более глубокому научному пониманию устройства вселенной: это то, что мы называем темной энергией. Это не то же самое, что темная материя, это некое поле, которое заполняет всю вселенную и расширяется вместе с ней. Для нее, конечно, существуют простые феноменологические объяснения, найденные Энштейном. Но более глубокое понимание, возможно, потребует знания эффектов квантовой механики, или точнее взаимодействия квантовой механики и общей теории относительности, гравитационного взаимодействия. В целом это не очень важно, я имею в виду, в том, что нас окружает квантовыми эффектами гравитации можно пренебречь. Но они играют основополагающую роль в возникновении вселенной начиная с не знаю чего, и это нам предстоит выяснить.

“Евроньюс”: Без квантовой физики не было бы научной фантастики, сериалов “Звездный путь”. Если бы вам не хватило смелости пятьдесят лет назад опубликовать эту статью, возможно не было бы и теории, требовавшей доказательства… Какова доля воображения и творческих способностей в том, чем вы занимаетесь?

Франсуа Энглер: Я считаю, что в этом действительно есть творческая сторона. И я бы сказал, что прежде всего необходимы новые идеи, и что возникновение новых идей связано с тем, что мы попросту называем интуицией. но интуиция возникает на основе опыта, который проникает в мир бессознательного или подсознательного, в котором все происходит гораздо свободнее, чем в мире, которым правят повседневные заботы. И анализ этого, переосмысление играют очень важную роль в том, что мы обыкновенно называем интуицией, но на самом деле это феномен вдохновения. И я считаю это очень важно, я думаю он не имеет больших отличий, не важно о чем идет речь, от вдохновения художника. В определенной степени эстетика играет фундаментальную роль.

“Евроньюс”: Когда 50 лет назад ваша статья была опубликована, она не вызвала большого интереса. Какое послание вы хотели бы передать молодому поколению исследователей?

Франсуа Энглер: Послание… прежде всего я не уверен, что у меня есть послание для них. Я могу просто сказать – мой опыт. То, что существовало в ту эпоху, то что привело нас, Роберта Брута и меня, к этому теоретическому открытию, во многом связано с тем, что до того мы работали в другой области. Мы всегда пытались привнести в работу гуманистические идеалы, но это всегда непросто в мире в котором накоплено столько знаний, что создается впечатление, что узнать все не возможно, но тем не менее это не мешает появлению идей, особенно если это делается разумно. Также очевидно, что начиная работать в той области, где не хватает опыта, ты сталкиваешься не только со сложностями, но и имеешь преимущества, например не повторять ошибки других.

“Евроньюс”: Бозон Хиггса известен в СМИ как “частица Бога”. Какова доля божественного во всем этом?

Франсуа Энглер: Никакая. Все просто: я не вижу никакой связи с Богом во всем этом. Кроме того я вообще не вижу его связи с чем бы то ни было. Но это отдельный вопрос.