Срочная новость

Мьянма, страна риска и большого потенциала

Сейчас воспроизводится:

Мьянма, страна риска и большого потенциала

Размер текста Aa Aa

“Мьянма рассматривается как новое Эльдорадо для туризма и бизнеса. Но спустя полвека международной изоляции создаётся ли демократия, необходимая для расцвета бывшей Бирмы?” – такой вопрос ставит корреспондент Евроньюс Исабель Маркеш да Силва и начинает ответ:
“В стране, носившей название Бирма, два года назад закончилась военная диктатура. Мьянма открывается миру. Но пока нет уверенности, что не повторятся репрессии, подобные тем, от которых страдали Аун Сан Су Чжи и тысячи политических активистов, включая буддийских монахов шафрановой революции”.
Межобщинное насилие – не редкость в стране, где насчитывается более ста этнических меньшинств и несколько повстанческих движений.
В последние два года участились нападения на нацменьшинства и, особенно, на мусульман. Они прибыли ещё во времена британского правления из Индии и Бангладеш, но до сих пор не получили местного гражданства. 200 приверженцев ислама были убиты и 150 тысяч спаслись бегством после столкновений с буддийским большинством.
Школой для сирот руководит монах Ю Пюи Кьяу, отсидевший в тюрьме 15 лет за политическую деятельность. В актах насилия он подозревает заговор сторонников прежнего режима:
“Столкновения на этнической и религиозной почве спровоцированы реваншистами в правительстве. Они хотят дестабилизировать обстановку по мере приближения выборов 2015 года. Уже искусственно накаляется напряжённость среди крестьян и других трудящихся. Например, фермеров подталкивают захватывать чужие земли”.
Бывшая столица Рангун остается политическим и экономическим сердцем Мьянмы. После отмены цензуры расцвели средства массовой информации. Главный редактор Демократического голоса Бирмы Зоу Зау Латт говорит, что свободно освещать межобщинные конфликты его журналистам по-прежнему не позволяют.
“Это становится всё труднее. Там, где вспыхивает насилие, власти перекрывают дороги, создавая для нас физические барьеры. Но добраться до мест проживания некоторых меньшинств нам трудно самим из-за их отдалённости. А когда один наш репортёр пытался в мусульманской деревне снять сцены расправ, его самого избили, а камеру отняли”.
Раньше бирманцы узнавали новости о своей стране в основном из-за рубежа или от журналистов, работавших подпольно. Но и теперь президентская гонка разворачивается без должной гласности.
“У нас будут большие проблемы с освещением общенациональных выборов, – говорит звукорежиссёр Тан Вин Хтут. – До сих пор у нас плохо с транспортом, со связью, с инфраструктурой – у журналистов со всем этим сложности”.
Способствовать демократическим преобразованием старается Европейский Союз. Полтора года назад он снял с Мьянмы санкции. В середине ноября там побывали представители политических и деловых кругов ЕС.
“Все, кто прибыл с нами, осознают, какая твёрдая решимость потребуется для обеспечения подъёма экономики и рабочих мест в Мьянме, – сказала Верховный представитель ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон. – Но мы видим и реальные возможности для партнёрства. Это была одной из тем нашего бизнес-форума”.
С европейцами встретилась и лидер оппозиции. Аун Сан Су Чжи заседает теперь в парламенте. Она хочет баллотироваться в президенты, хотя конституция этого пока не позволяют её как обладающей иностранным гражданством. Лауреат Нобелевской премии мира видит и более широкие задачи:
“Нужно продолжать усилия с целью придать политике верное направление. Этого не произойдёт автоматически, а если мы этого добьёмся, то придется бороться за следование правильным курса. И так день за днем, год за годом, десятилетие за десятилетием и поколение за поколением”.
Мьянма быстро преодолевает свою отсталость после того, как в неё ринулись иностранные бизнесмены и туристы. Большую прибыль сулят разработчикам крупнейшие запасы нефти, газа, минералов и драгоценных камней. Сотрудница неправительственной организации Вики Боуман добивается того, чтобы благодаря этому улучшалось и положение 55 миллионов жителей Мьянмы.
“Мы считаем, что инвестирование здесь сопряжено в частности, с одним большим риском. Иностранец, приобретающий земельный участок, обычно не знает, кому он принадлежал раньше, и кто может потребовать его возвращения. Эту территорию могли у кого-то отнять 20 лет назад. Ещё не налажена практика выплаты компенсации людям, перемещаемым с насиженных мест. До сих пор в этой стране с соблюдением международных стандартов было очень плохо”.
Будде приписывают слова: “сокровище страны – это её люди”. Бирманцы надеются, что собственное государство будет ценить и вознаграждать их все больше. А остальному миру еще предстоит по-настоящему открыть для себя духовные, рукотворные и природные богатства Мьянмы.