Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Найти пропавших без вести


Insight

Найти пропавших без вести

Война в Боснии и Герцеговине закончилась 20 лет назад, но тысячи человек по-прежнему числятся пропавшими без вести. Сегодня в Гааге Международная комиссия по пропавшим без вести лицам (ICMP) впервые проводит конференцию по проблемам поиска людей пропавших в ходе войн, конфликтов, по политическим причинам, или в результате природных катастроф. Ее цель оптимизировать работу этой межправительственной организации.

Идея этой комиссии возникла после войны на Балканах. С предложением о ее создании выступил на встрече “Большой семерки” в Лионе в 1996 году президент США Билл Клинтон. Организация расположилась в Сараево. Изначально ее деятельность ограничивалась Боснией, но позднее распространилась на весь мир.

ICMP оказывает логистическую помощь правительствам в поиске захоронений, эксгумации тел и их идентификации по ДНК, используя уникальные методики. Также она оказывает помощь семьям в поиске пропавших родственников. В целом же речь идет о создании международной структуры, способной осуществлять эффективный поиск пропавших людей, вне зависимости от причин их исчезновения.

После войны в Боснии и Герцеговине пропавшими без вести числились 40 тысяч человек. Благодаря самым современным методикам организации 70% были найдены и идентифицированы. Но число пропавших без вести людей в мире растет.
Во время войны в Ираке пропало от 250 тысяч до миллиона человек, 50 тысяч в Сирии, 26 тысяч в ходе войны наркокартелей в Мексике.

При этом в современных вооруженных конфликтах в первую очередь страдает мирное население. Если до Первой мировой войны на 7 погибших военных приходилась одна жертва среди населения, сегодня на одного погибшего военного приходится 9 убитых гражданских лиц.

Наиболее вопиющий пример – война в Ираке, самую высокую цену за которую заплатили мирные граждане. Из 31 миллиона жителей Ирака 5 миллионов стали беженцами. До сих пор огромная работа по розыску пропавших не завершена.

Но международная комиссия занимается поиском не только пропавших в ходе конфликтов. Исчезновения людей по политическим мотивам или связанные с действиями организованной преступности также нередки. Не говоря уже о последствиях природных катастроф. Обнаружение и идентификация миллионов жертв цунами 2004 года и урагана Катрина стали возможны благодаря работе этой комиссии.

“Евроньюс”:

К нам присоединяется ее Величество королева Иордании Нур, которая является специальным уполномоченным Международной комиссии по без вести пропавшим. Ваше Величество, спасибо, что согласились поговорить с нами.

Название проходящей сейчас конференции “Пропавшие люди – проблема будущего”. Насколько трудным будет это будущее, учитывая, что проблем, ведущих к пропаже людей меньше не становится: это и вооруженные конфликты, и нарушение прав человека, и природные катастрофы?

Королева Нур:

Мы – единственная организация в мире, занимающаяся пропавшими людьми независимо от причин и обстоетльств их исчезновения. И эта конференция в Гааге первая, на которой нам удалось собрать вместе и экспертов, и политиков, которые работают с проблемой людей пропавших без вести, с различными аспектами этой проблемы, не обращая внимание на обстоятельства.

“Евроньюс”:

Мне кажется, что довольно трудно расставить приоритеты: где и кто особо остро нуждается в вашей помощи. Как вы отвечаете на этот вопрос?

Королева Нур:

Международная комиссия по без вести пропавшим разработала эффективную и минимально затратную систему лабораторной идентификации, которую мы применяли на Балканах. И мы смогли продемонстрировать, что даже посреди чудовищного геноцида, нарушения прав человека, в ситуации чрезвычайно сложности все равно возможно заниматься проблемой пропавших людей. Мы имеем также опыт работы в таких странах как Ливия и Ирак. В Сирии с нами выходили на связь представители переходных временных властей. Мы помогаем им разработать какой-то план действий для того времени, когда конфликт в этой стране завершится. По предварительным оценкам, им придется справиться с задачей поиска более 50 тысяч человек. 17 тысяч там исчезли еще раньше. И порядка 30 тысяч в ходе этого нового гражданского конфликта. Один из способов, который мы предлагаем использовать в этой работе – сбор генетического материала, если это возможно, у тех, кто оставил страну и оказался в лагерях беженцев в Иордании и Ливане, в Ираке и Египте, или где-то еще. Если мы сможем собрать максимально возможный объем такой информации, тогда и в Сирии мы могли бы повторить тот беспрецедентный опыт и достичь тех же результатов, что у нас уже был на Балканах.

“Евроньюс”:

Довольно трудно представить себе все эти огромные цифры, но в последнее время о нескольких случаях довольно широко говорили в прессе. И это главным образом истории пропавших детей. В какой степени ваша работа в будущем будет касаться именно проблемы пропавших детей?

Королева Нур:

Женщины и дети – это большинство всех случаев пропавших без вести, с которыми нам приходится иметь дело в самых различных частях света. Что же касается тех историй, о которых вы говорите, то пока у нас нет еще структуры, которая занималась бы индивидуальными случаями в отдельных странах. Наш подход более широкий. Но мы действительно считаем, что наша система идентификации по ДНК, опробованная различными правительствами и международными организациями, поможет выстроить и отладить работу, позволяющую решать и такие вопросы. Я имею в виду возможность заниматься случаями как отдельных пропавших детей, так и более глобальными проектами.