Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Авария на шахте Сан-Хосе: забытые герои


Чили

Авария на шахте Сан-Хосе: забытые герои

“Мы все в безопасном месте. Нас -33.” Три года назад это сообщение облетело весь мир. Оно означало одно: горняки оказавшиеся в ловушке на чилийской шахте Сан-Хосе в Копьяпо живы. Стена молчания пробита. Надежда теплилась все 17 дней после того как на шахте произошел обвал породы.

До этого дня, шахтеры держались на более чем скромном рационе: ложка тунца, половинка печенья и полстакана молока каждые 48 часов. Температура под землей – плюс 33 градуса по Цельсию, влажность 90 процентов. Без дневного света горняки провели более двух месяцев.

12 октября местные власти объявили: операция по спасению начнется на восемь часов раньше чем планировалось.

За уникальной операцией по спасению шахтеров следил весь мир. Но героев-горняков с шахты Сан-Хосе со временем забыли. Что сними стало теперь?

Euronews связался с Даниэлем Эстебаном Херрера, одним из 33 шахтеров, по социальной сети Facebook. После спасения, Херрера полтора года наблюдали психологи. Сегодня мужчине – 31 год. И он снова работает в шахте.

Опыт, полученный в Сан-Хосе, говорит Херрера, показал, что к превратностям судьбы нужно быть готовым и никогда не терять бдительности. Об этом Херрера теперь рассказывает на своих лекциях. Ему удалось преодолеть страх и вернуться к работе в горнодобывающей отрасли.

Сандра Вальдивиа, Еuronews:
Как пережитый опыт отразился на Вашей жизни?

Даниэль Херрера:
Лично меня это научило многим вещам: ценить свою семью, смотреть на жизнь с разных сторон и наслаждаться каждым днем. А тогда это было тяжело: 70 дней под землей, в тесноте и без еды.

Еuronews:
За три года у Вас произошли какие-то изменения?

Даниэль Херрера:
Я научился наслаждаться жизнью. Это изменило мою эмоциональную сферу. Конечно, это не прошло бесследно, но я должен это преодолеть. Шаг за шагом. Не хочу, чтобы мои близкие страдали из-за такого травмирующего опыта. Они никакой поддержки не получили.

Еuronews:
Что должны были сделать власти, как Вы считаете?

Даниэль Херрера:
Наши семьи нуждались в поддержке и, возможно, в психологической реабилитации. Некоторые до сих пор плачут. Их до сих пор мучают кошмары после разговоров об аварии. Они тоже пострадали, но никто о них не позаботился.

Еuronews:
Вы чувствуете, что власти и СМИ Вас забыли?

Даниэль Херрера:
Власти, да.Они давали много обещаний, но это были слова, брошенные на ветер. Они мгновенно все забыли. Я лично чувствую, что мной манипулировали, что власти нами пользовались, а затем выбросили как одноразовые стаканчики.

Еuronews:
Какова на сегодняшний день ситуация с компенсациями?

Даниэль Херрера:
У нас нет новостей. Этим занимаются адвокаты. Единственное, что мы знаем, так это то, что компанию оправдали и против нее не выдвинуто никаких обвинений. Все это приводит меня к следующим выводам. Из-за несоблюдения мер безопасности такие инциденты все еще случаются, работа шахт недостаточно контролируется, несмотря на то, что в отрасль привлекаются большие средства. От правосудия толка нет. Вердикты выносятся без проведения должного расследования.

  • Back to San José mine, one year later

    Source: Facebook

Еuronews:
Вы работаете сейчас, если да, то где?

Даниэль Херрера:
Да, я работаю на шахте Коделко Радомиро Томик, в Каламе. Но теперь я тружусь на поверхности, вожу грузовик. Работать под открытым небом намного лучше и безопаснее. До этого работал в другом месте, но под землю не спускался.

Еuronews:
Как Вы себя чувствуете по возвращении на работу?

Даниэль Херрера:
Прекрасно себя чувствую! Работать на поверхности, а не в забое, просто замечательно!

Еuronews:
Вы смогли бы снова работать под землей? После произошедшего Вы не спускались в шахту?

Даниэль Херрера:
Было дело. Но в шахте я ощущаю беспокойство и страх; все кажется подозрительным. Не так давно я был в Сан-Хосе. Я спустился немного, но почувствовал нечто, чего никогда раньше не ощущал. Сейчас, три года спустя, я не думаю, что смогу работать под землей.

*Еuronews: *
А что Вы почувствовали по возвращении в Сан-Хосе?

*Даниэль Херрера: *
Когда я спустился в шахту, меня захлестнула волна страха, отчаянья и тоски. Я почувствовал, что надо что-то решить для себя. Я и ста метров не сделал, когда осознал, что на шахте Сан-Хосе осталась часть моей жизни.

Еuronews:
Вы поддерживаете связь с остальными горняками? Как поживают Ваши коллеги?

Даниэль Херрера:
Да, мы общаемся и некоторые дали мне понять, что с ними далеко не все в порядке и в психологическом плане, и в финансовом.

Еuronews:
Так Вы не получили ни помощи, ни лечения?

Даниэль Херрера:
Не знаю, что сказать. Некоторые получили пособия. Но речь идет о 12-ти из 33-х . А ведь мы все были там в равных условиях, в одно и то же время. А финансовая поддержка всем нужна. Некоторые чувствуют себя плохо именно из-за финансовых трудностей.

Еuronews:
Почему только 12 шахтеров из 33 получили пособие?

Даниэль Херрера:
Только те, кому больше 55 лет, те, кто после аварии не может больше работать.

Еuronews:
После истории с вашим спасением многие говорили о том, что вы получили слишком много денег. Вас даже критиковали. Это правда? Критика в ваш адрес все еще звучит?

Даниэль Херрера:
Нам заплатили, но не так много. Восемь миллионов песо (12 тысяч в пересчете на евро). И, да, это правда, нас до сих пор обвиняют в том, что нас “заваливают” деньгами.

Еuronews:
Вы стали мировыми знаменитостями за несколько дней. Как Вы почувствовали, что интерес к вам угас?

Даниэль Херрера:
Да ничего я не почувствовал. Я не искал известности и славы, я просто хотел чувствовать себя комфортно. Со мной работали психологи полтора года, я участвовал в групповых сеансах, чтобы, рассказывая о пережитом опыте в шахте, помочь другим. Я вышел победителем из этой ситуации. И у меня есть. что сказать: столкнувшись с бедой, не сдавайтесь!

Еuronews:
чтобы Вы хотели сказать властям и своим бывшим коллегам по работе?

Даниэль Херрера:
Властям – о совем разочаровании. Коллегам хочу сказать: будьте сильными, вы должны справиться и двигаться дальше.

Еuronews:
Спасибо Вам большое, берегите себя.

Даниэль Херрера:
И вам спасибо. Будем стараться.