Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Как "цыганский вопрос" решают в Бельгии и ЕС?


Insight

Как "цыганский вопрос" решают в Бельгии и ЕС?

В Евросоюзе с новой силой вспыхнул спор о том, способны ли приезжие цыгане полноценно вливаться в местные общины. Ответ корреспондент Евроньюс Одри Тилв искала в сердце Европы, Брюсселе.
В самой бедной в Бельгии коммуне Сен-Жосс оседают иммигранты из разных стран. Флорин Мунтяну представляет в органах власти интересы цыган румынского происхождения, хотя главным своим призванием он считает воспитание детей.
Бельгийское государство построило школу для цыганских мальчиков и девочек в надежде на то, что они с малолетства будут впитывать местную культуру, научатся соблюдать общие для страны правила и закона.
“Это очень хорошая, весёлая школа, – хвалит её маленькая Перла. – Я хочу здесь научиться хорошо читать и говорить на французском и голландском “.
Флорин совмещает преподавание с административной работой, решает бытовые вопросы, улаживает конфликты. Он – главное связующее звено между цыганами, которых насчитывается в округе около 1300, и местной властью. В Муниципалитете Мунтяну получает зарплату за социальную интеграцию людей, которых называют себя рома.
“При каждом удобном случае я говорю: для решения цыганского вопроса нужно работать с рома “ .
В эту начальную школу каждый год поступает примерно двадцать цыганских детей, но оканчивает её и продолжает образование куда меньшее число. Директор вспоминает одного способного ученика:
“Октавиану было 12 лет, он был неграмотным, не мог написать своего имени. Помню, как мальчик впервые сел за компьютер и увидел, как на экране появляются буквы. Для него это было волшебством. Октавиан сразу освоил клавиатуру. Но вскоре новичок исчез” “.
Семье Перлы временно предоставлена муниципальная жилпощадь. Её отец отбывает срок в тюрьме, а мать, Мария Сава, хочет остаться в Сен-Жоссе и дать своим четырём детям хорошее образование, которое сама она не получила.
“Я не позволю, чтобы мои дети рости, как я, – говорит Мария. – Моя мама не пускала меня в школу. Поэтому я до сих пор не умею читать и ничего не знаю. “
В Сен-Жоссе восстановлен общественных порядок. Но когда цыгане приехали сюда несколько лет назад, то у них с другими общинами возникали всевозможные конфликты. Вспоминает Чанд Прем Капур, владелец индийского ресторана, и глава ассоциации уличных торговцев:
“У нас были мелкие кражи в магазинах, пропадали также вещи из сумок. Некоторые люди обвиняли в этом цыган и роптали. Все это было неприятно. Но сейчас, по нашему мнению, ситуация достаточно спокойная”.
Флорин призывает своих сородичей вжиться в среду, перенимать местный образ жизни. Но он отдаёт себе отчёт, что некоторым цыганам трудно отказаться от своего уклада:
“Есть случаи, когда над рома берут верх традиционное мышление и привычки. Многие из них продолжают клянчить на улицах подаяния, особенно я не одобряют попрошайничество с детьми. Увидев мамашу, которая этим занимаются, я обычно прошу у неё разрешения записать её детей в школу.”
Установить контакт, завоевать доверие, убедить в необходимости перенимать общеевропейские ценности – таковы методы кропотливой работы с цыганами в брюссельском районе Сен-Жосс. А плоды? Во всяком случае, попрошаек здесь больше не видно, передаёт Одри Тилв.

Собеседница Евроньюс – Коринн Торрекенс, доктор социальных и политических наук Свободного университета Брюсселя, специалиcт по проблемам меньшинств.
Наш корреспондент просит её прокомментировать недавнее заявление министра внутренних дел Франции о том, большинство цыган может и хочет интегрироваться, сменить образ жизни, давать образование своим детям, найти постоянную работу. Готовы ли рома неукоснительно соблюдать законы общества, которое их приютило? “