Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Андерс Фог Расмуссен: ответственность за исполнение конвенций лежит на мировом сообществе


Мир

Андерс Фог Расмуссен: ответственность за исполнение конвенций лежит на мировом сообществе

Какую роль может сыграть Североатлантический альянс в возможной военной операции в Сирии? В прошлом военнослужащие НАТО неоднократно участвовали в подобных акциях, как сухопутных, так и воздушных.
На вопросы нашего телеканала согласился ответить генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен.

Андрей Бекетов, euronews:

Господин генеральный секретарь, благодарю вас, что приняли наше приглашение в тот момент, когда мир решает, что делать в связи с химической атакой под Дамаском.
Каковы действия или планы НАТО в этой ситуации?

Андерс Фог Расмуссен, генеральный секретарь НАТО:

Во-первых, позвольте мне подчеркнуть, что я не предвижу никакой роли для НАТО в этом конфликте. Альянс уже играет роль форума для консультаций между союзниками, мы также развернули комплексы «Пэтриот» для защиты населения и территории Турции. Я не вижу больше никакой роли для НАТО.
Но мы крайне обеспокоены ситуацией в Сирии, и я твёрдо убеждён, что химические атаки не должны остаться без ответа. Необходимо, чтобы мировое сообщество отправило чёткий сигнал диктаторам во всём мире — нельзя применять химическое оружие и не вызвать никакой реакции.

euronews:

Каким именно образом можно послать такой сигнал?

Расмуссен:

Это должны решать сами государства. Вы знаете, что уже идёт процесс принятия подобных решений. Я считаю самым важным, чтобы мировое сообщество отправило максимально чёткий сигнал. Именно оно ответственно за поддержание и исполнение международного запрета на применение химического оружия.

euronews:

Насколько вы уверены в том, что это злодеяние совершено именно сирийским правительством?

Расмуссен:

Я уверен в том, что за этим стоит сирийское правительство. На это указывают различные источники. И я не верю, что у сирийской оппозиции есть возможность совершать атаки подобного масштаба и размаха. Для оппозиции было бы абсурдно применять химическое оружие против своих собственных соотечественников на территории, которую оппозиция же и контролирует. По моему мнению, не может быть сомнений в том, что за это несёт ответственность сирийский режим.

euronews:

Почему вы считаете, что предполагаемое применение химоружия — это намного более серьёзно, чем стрельба по мирным жителям?

Расмуссен:

Конечно, то, что мы видим в Сирии — возмутительно. Возможно, уже погибли более ста тысяч человек. Это ужасающе.
Но очевидно, что применение химоружия это нечто совсем иное. Военное применение химического оружия весьма ограничено. Но его можно легко использовать в качестве оружия массового поражения. И именно поэтому в международных конвенциях прописаны очень и очень серьёзные ограничения. Практически они запрещают использование химоружия. И вот почему на мировом сообществе лежит большая ответственность за исполнение этих конвенций.

euronews:

Вы знаете, что Россия поддерживает сирийское правительство, она снабжает его оружием; у России есть военно-морская база в Сирии. Если кто-то предпримет шаги, направленные против Сирии — есть ли для него опасность конфронтации с Россией? Обеспокоены ли вы этим?

Расмуссен:

Мне очень жаль, что мировое сообщество расколото. Но я считаю, что и в этом случае на нём лежит большая ответственность в том, что касается сирийского конфликта. Я полагаю, что в конце концов и в России поймут, что́ стоит на кону, и не станут вмешиваться в конфликт. Я верю, что ответственность за обеспечение действия конвенций, запрещающих использование химоружия, лежит на международном сообществе в целом.

euronews:

Отношения с Россией сейчас напряжённые. Мы с вами беседуем в Вильнюсе. Уже скоро, осенью, Литва примет участие в учениях НАТО по отражению нападения условного противника. Россия и Белоруссия проведут учения в том же районе. В Москве заявили, что всё это напоминает «холодную войну». Вы с этим согласны?

Расмуссен:

Нет. Сейчас всем стоит успокоиться. Вполне естественно, что военные проводят учения. Для них это необходимо. Мы это делаем, русские тоже. Я считаю, что проблема не в самих учениях. Проблемы возникают, когда остаётся неясность. Вот почему мы стремимся к полной прозрачности. Мы пригласили русских узнать больше о наших манёврах. Нам нечего скрывать. И мы призвали Россию сделать то же самое с их стороны. Мы уже прекрасно обсуждали подобные вещи в рамках партнёрства «Россия-НАТО». И мы это ценим. Так что, по-моему, когда речь идёт о военных учениях, главное — это сохранять прозрачность, чтобы не дать поводов для заблуждений и недоразумений.

euronews:

Соединённые Штаты предложили России то, что сами считают уступкой в области «противоракетного щита» в Европе. Как вы можете прокомментировать российскую реакцию на эти предложения?

Расмуссен:

Во-первых, позвольте мне подчеркнуть, что мы решили создавать систему противоракетной обороны НАТО для того, чтобы защитить наше население от ракетных атак. Мы знаем, что более трёх десятков стран в мире располагают ракетными технологиями или разрабатывают их. Некоторые располагают оружием, способным достичь целей в Европе. И мы хотим защитить наших граждан. Вот почему мы создаём эту систему в рамках НАТО. Мы пригласили Россию сотрудничать. Пока они не дали положительного ответа. Недавно американцы немного изменили свой подход к ПРО; но это никак не отменяет того факта, что к 2018 году будет создана полномасштабная система противоракетной обороны НАТО.