Срочная новость

Иран: поможет ли Москва наладить отношения с миром?

Сейчас воспроизводится:

Иран: поможет ли Москва наладить отношения с миром?

Размер текста Aa Aa

Хассан Роухани новый президент Ирана, избранный 14 июня, официально вступит в должность 3 августа. Этот религиозный деятель, которого считают умеренным, обещал, что его избрание изменит ситуацию на международной сцене. Спрашивается: насколько?

Предвыборная программа, приведшая Хассана Роухани к власти предусматривала облегчение международных санкций, душащих страну и питающих народное недовольство. Но этого можно добиться только с помощью уступок в вопросе иранской ядерной программы.

За плечами Роухани договор 2003 года о приостановлении, пусть и крайне недолгом, иранской программы по обогащению урана, которая, по мнению Запада, преследует военные цели.

В таких условиях президент Владимир Путин может нанести визит в Тегеран в середине августа, чтобы попытаться реанимировать международные переговоры по ядерной проблеме, в которых Россия выступает одним из шести посредников.

Именно российские компании помогли завершить в 2010 году строительство АЭС в Бушере, начатое в 1975 году немецким концерном. Помимо сотрудничества в мирном использовании атомной энергии, в соответствии с подписанным в 92 году соглашением, обе страны заинтересованы в увеличении торгового обмена, в том числе поставок оружия, зерна, нефти, ограниченных международными санкциями. Только за последний год товарооборот между двумя странами уменьшился до 2 млрд долларов, или на 40% по сравнению с позапрошлым годом.

Также Москва и Тегеран выступают со схожих позиций в отношении ситуации в Сирии, отвергая возможность иностранного вмешательства в кризис.

Все это делает из России едва ли ни лучшего посредника в переговорах по иранской ядерной программе. К тому же высший руководитель Ирана Али Хаменеи, кажется, готов пойти на уступки ради сохранения правящего в стране режима.

В Иране новым президентом становится Хассан Роухани. Что изменится с его приходом в самом Иране и в его отношениях с другими государствами? У нас в гостях директор российского центра энергетики и безопасности, специалист по вопросам иранской политики Антон Викторович Хлопков.

Марина Островская, “Евроньюс”: Считается, что избранный президент Ирана Хассан Роухани – представитель центра в противоположность консерваторам. В чем, на ваш взгляд, отличия, и каких изменений можно ждать в иранской политике с новым лидером?

Антон Хлопков, директор российского Центра энергетики и безопасности: Учитывая те предвыборные обещания, которые были сделаны Хассаном Роухани во время предвыборной кампании, учитывая те условия, в которых он был избран, на мой взгляд, стоит ожидать, что во многом он будет стараться продолжить или вернуться к той политике реформ, которая была начата при президентах Рафсанджани и Хатами. Безусловно, сегодня в Иране важной проблемой является выход из-под того санкционного режима, который в отношение Ирана был введен. В этом контексте, безусловно, нахождение развязок вокруг иранского ядерного кризиса должно стать приоритетом для нового президента на обозримую перспективу. Именно при Роухани был достигнут прогресс в области переговоров между Ираном и европейской “тройкой”. Однако мы должны при этом быть реалистичны в своих ожиданиях. Я буквально накануне президентских выборов провел почти 10 дней в Иране и там нигде нет мнения, что Иран должен остановить развитие ядерных технологий.

“Евроньюс”: “Россия занимает особое место во внешнеполитическом курсе Ирана”, – отметил в ответном послании российскому президенту Владимиру Путину Роухани после победы на выборах. Почему особое место и в чем оно заключается?

Антон Хлопков: Россия и Иран имеют глубокую историю взаимоотношений. Иран и Россия остаются соседями. Поэтому у России и Ирана есть целый ряд совместных интересов в области безопасности. Безусловно и в области торгово-экономических отношений страны имеют целый ряд совместных интересов. Этим и определяется место России во внешней политике Ирана, и наоборот – место Ирана во внешней политике России.

“Евроньюс”: Россия сотрудничает с Ираном в таких сферах, которые Запад рассматривает только через призму санкций: поставки оружия, строительство инфраструктуры, в том числе, АЭС… Может быть, Москва себя компрометирует такими отношениями?

Антон Хлопков: Во-первых, необходимо отметить, что не сотрудничество с Ираном в области военно-технической, не сотрудничество в области развития мирного использования атомной энергии являются предметом санкций со стороны Совбеза ООН. Что касается военно-технического сотрудничества, то необходимо отметить, что в рамках выполнения резолюции Совбеза ООН №1929 Россия пошла даже далее, чем было предписано. Поэтому говорить о том, что Россия и Иран развивают сотрудничество в области ВТС, в ядерной сфере в нарушение, как минимум, духа тех переговоров, которые ведутся с Ираном, на мой взгляд, не стоит, причин для этого нет.