Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Сирия: дважды беженцы


focus

Сирия: дважды беженцы

Архивные кадры. 1948-й год. Порт Хайфы в Палестине разрушен бомбами и усыпан трупами. Несчастные беженцы пытаются спасти свои пожитки и на лодках уплыть куда-нибудь с раздираемой войной Святой Земли…

На фоне гражданской войны в Сирии, палестинские беженцы снова вынуждены спасаться. Из-за нынешнего конфликта 85 тысяч палестинцев бежали в Ливан из Сирии, куда их семьи переместились после создания Израиля в 1948 году. Многие из них живут в таких лагерях, как Шатила в Бейруте. Этот лагерь и соседняя Сабра стали ареной кровавой бойни, устроенной христианами-фалангистами в 1982 году в ходе гражданской войны в Ливане. Жертвами той резни стали, по разным оценкам, от 800 до 3,5 тысяч человек.

Эта женщина – мать троих детей из Хомса. Савсан – это не настоящее ее имя. На условиях анонимности она рассказала нам, почему решила покинуть свой родной город:

“Мой муж приехал в Ливан на заработки. Экономики в Сирии больше не существует. Такой страны больше нет. Здесь тоже сложно, но у нас нет выбора”.

Бабушки и дедушки Савсан – уехали из Хайфы и Яффы, двух городов, которые являются частью современного государства Израиль. Половина семьи поселилась в Ливане, другая – в Сирии. А Савсан хочет вернуться в Хомс, когда прекратятся бои:

“Если хотите знать правду, когда ситуация в Сирии улучшится, мы вернемся туда. Потому что наше будущее – там. Мы хотим лучшего будущего для наших детей. Я люблю Сирию и Палестину”.

Савсан и другие беженцы в основном полагаются на поддержку Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ, которое предоставляет им жизненно важные услуги, такие как жилье и медицинское обслуживание. Ливанское правительство ввело для палестинцев жесткие ограничения – в частности, запрет на 20 профессий.

“Ливанское правительство отказывает палестинцам в праве на труд, на создание ассоциаций, на свободное передвижение внутри и за пределами многих лагерей в Ливане, – говорит директор детско-юношеского центра Махмуд Аббас. – Палестинцы не имеют права иметь дом за пределами лагерей. Это – трагедия для палестинцев”.

Лагерь Шатила, построенный в 1948 году, был изначально рассчитан на 3 тысячи человек. Сейчас здесь на площади в 1 квадратный километр живут 16 тысяч палестинцев. Не хватает воды и электроэнергии. Палестинцы надеются на помощь международного сообщества.

“Такие жилищные условия недостаточно хороши для крыс, не говоря уже о животных, – возмущается Аббас. – Если вы пройдетесь по лагерю, то увидите, что это жилье – не для человека. В ООН кричат, что у них не хватает средств для поддержки агентства, зато у них находятся средства на покупку оружия. У доноров и богатых правительств есть деньги для людей, воюющих на границе с Сирией, у них есть деньги для Бекаа и Аккара, но у них не находится денег, чтобы помочь с жильем этим бедным беженцам”.

По подсчетам ливанского правительства, в Ливане – более миллиона беженцев из Сирии. Бейрут заявляет, что не может справиться с хлынувшими к его границам людскими потоками в условиях непрекращающегося сирийского конфликта.

Абу Ямен, отец шестерых детей, бежал из Дамаска год назад:

“Я решил уехать, потому что мои дети больше не могли это терпеть. Трое моих детей – студенты университета. Мы сильно пострадали от ежедневных бомбардировок и воздушных налетов. Мы уехали в одних рубашках. Взяли на прокат автомобиль и уехали. Здесь мы не получаем никакой помощи. Я плачу 250 долларов в месяц за аренду жилья. Я не работаю, но я пытался найти работу. Я был в нескольких регионах Ливана, но ничего не нашел – даже работы водителя. Мои дети не могут работать. Мы рассчитываем на помощь ассоциаций, благотворительных организаций, помощь Евросоюза, но пока мы ничего не получаем”.

Родители Абу Ямена родом из тех мест, где сейчас расположен израильский город Кирьят-Шмона. Он не видит будущего в Сирии:

“Мы находимся в катастрофической ситуации. Но мы хотим вернуться в Палестину – прямо сейчас, завтра! Мы хотим вернуться в Палестину, потому что это – наша земля”.