Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

США и ЕС договариваются об отмене торговых барьеров


Insight

США и ЕС договариваются об отмене торговых барьеров

В Вашингтоне начались переговоры между Европейским Союзом и Соединёнными Штатами о создании самой крупной в мире зоны свободной торговли.
Они проходят на фоне скандала вокруг слежки американского Агентства национальной безопасности за своими европейскими союзниками. Кроме того, Франция пытается защитить свой кинопромышленность мерами, которые за океаном называют протекционистскими.
Обмен товарами между США и ЕС составляет 500 млрд евро в год, а инвестиции достигают нескольких триллионов.
Взаимные тарифы уже находятся на низком уровне, однако на пути к достижению соглашения стоят такие препятствия, как регулятивные нормы, правила техники безопасности, инспекционные процедуры и преференции, предоставляемые местным производителям.
Решение пораньше начать трансатлантический диалог об отмене торговых барьеров было принято в июне на встрече “большой восьмёрки” в Северной Ирландии.
“Отношения между Вашингтоном и ЕС подвергаются проверке на прочность утверждениями о американском шпионаже, – говорит корреспондент Евроньюс Джеймс Фрейни. – Возможно, сейчас не лучшее время для начала переговоров о создании зоны свободной торговле с многомиллиардным оборотом. Своими взглядами на это делится с нами Стюарт Даймонд. Он преподаёт технику переговоров в школе бизнеса Wharton и является автором книги-бестселлера: “Как получить больше”. Профессор Даймонд присоединяется к нам из Филадельфии”.

Евроньюс:
“США и ЕС уже подпортили друг другу крови в связи с устроенными Эдвардом Сноуденом утечками. Не лучше ли последовать советам некоторых депутатов Европарламента и отложить эти переговоры?”

Даймонд:
“Это было бы бессмысленно. Спор из-за Сноудена не имеет ничего общего с торговыми переговорами. Отменить или отложить или их означало бы отклониться от продвижения к важным совместным целям. Создание трансатлантической зоны обеспечит доходы в сотни миллиардов долларов или евро Соединённым Штатам и Европейскому Союзу. Так что диалог с Америкой следует продолжать по плану, не отвлекаясь на какие-то другие вопросы, не имеющие ничего общего с торговыми переговорами”.

Евроньюс:
“Но разве доверие к американцам не подорвано? Может быть, европейцы правы?”

Даймонд:
Посмотрите, как США торгуют с Китаем. Как они торговали с Советским Союзом. Как ОПЕК договаривается с импортёрами нефти. Особого доверия во всех этих случаях нет. Оно – важное, но не необходимое условие. Стороны могут проникаться доверием друг к другу, работая вместе”.

Евроньюс:
“Хорошо, участники переговоров сели за стол. С чего им нужно начать разговор, как вы считаете?”

Даймонд:
“Привет, как дела? Как вы сами? Чего вы хотите добиться вместе с нами? Не заработать ли нам денег для наших стран? Как нам это сделать? Что нам может помешать? Что нам нужно больше всего?” Нужно по очереди отвечать на эти вопросы, обсуждать их неспешно и по-деловому. Эффективны те переговоры, которые почти столь же просты, как обычный разговор. Стороны не должны мериться силой или обмениваться эмоциями. Когда люди смотрят на подобный процесс спокойно и бесстрастно, они могут легче и быстрее добиваться своих целей”.

Евроньюс:
“Раз уж мы заговорили об эмоциях… В последние недели Франция повела очень жёсткий торг. Еще до начала переговоров Париж стал настаивать, чтобы из соглашения о свободной зоне была исключена его аудиовизуальная отрасль. Что вы об этом думаете? Помогает ли такая жесткая позиция защищать французские интересы?”

Даймонд:
“Прежде всего скажем, что когда Франция так печётся о некоем своём культурном достоянии, они подрывает саму суть переговоров о свободной торговле. Они тогда должны назваться просто торговыми переговорами. Как только вы начинаете делать для кого-то исключение, то свобода обмена будет в чем-то ущемлена, а значит, перестанет быть свободой. Это первое. А второе: Соединённые Штаты со своей стороны тоже испытывают теперь соблазн требовать исключения для каких-то своих отраслей, и это заведёт нас в тупик”.

Евроньюс:
“Всё это так, но как насчет больших культурных различий по обе стороны Атлантики. В ЕС теперь 28 стран, и какая бы сделка, с каким трудом ни была заключена от их имени с Вашингтоном, её будут еще более оживлённо дебатировать здесь, в Брюсселе”.

Даймонд:
“Скажу на это пару вещей. Во-первых, последние исследования показывают, что успех переговоров гораздо меньше зависит от культурного происхождения их участников, чем от того, как они соотносятся друг с другом как личности. Так что, хотя есть много разных культур, переговоры ведут в одной комнате не миллионы их носителей, а отдельные их представители. Очень важно, какой персональный контакт установят между собой эти индивидуумы. Во-вторых, недавние исследования также показывают, что если взаимные культурные различия уважаются и ценятся, то они помогают созидательному процессу, придают ему значение и обеспечивают общий успех. Поэтому стороны должны говорить друг другу: “Мы даже рады, что между нами здесь нет полного согласия. Давайте используем это нам на пользу, чтобы совместно создать еще большие блага”. Переговоры очень зависят от того, как относятся стороны друг к другу. Если вы открыты для сотрудничества, готовы использовать взаимные различия на пользу и ради поиска разумных решений, то это может послужить основой для продвижения вперёд. Это гораздо более эффективно, чем садиться за стол переговоров и требовать вещей, которые отобьют у других желание иметь с вами дело”.

Египет: "корректировка революции" или контрреволюция?

Insight

Египет: "корректировка революции" или контрреволюция?