Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Эксперт: "В Иране самая стабильная система на всем Ближнем Востоке"


Мир

Эксперт: "В Иране самая стабильная система на всем Ближнем Востоке"

“Евроньюс”: В скором времени в Иране пройдут президентские и муниципальные выборы. Голосование состоится 14 июня.Учитывая демонстрации протеста после противоречивого переизбрания на пост президента Махмуда Ахмадинежада в 2009 году, сложные вопросы , связанные с ядерной программой и международными экономическими санкциями против Ирана, мы пригласили к разговору Бернара Уркада.
Так как вы один из руководителей Национального центра научных исследований, географ, специалист по Ирану, профессор Национального института восточных языков и цивилизаций в Париже, к вам очень простой вопрос: Что с вашей точки зрения представляют собой президентские выборы в Иране?

Бернар Уркад: Часто говорят, что выборы бессмысленны и что выборы cфальсифицированы. И часто это правда. Но особенность Ирана в том, результаты выборов непредсказуемы. Несмотря на то, что выборы в Иране проходят в весьма строгих организационных рамках, речь идет о важном политическом событии, важных политических дебатах, и, я думаю, для будущего страны это очень важное событие, даже если его трудно сравнивать с выборами во Франции, Бельгии, Испании и других странах.

“Евроньюс”: Как известно 686 человек записались в качестве кандидатов на выборах. Запись совершенно свободна: достаточно предъявить свидетельство о рождении, копию удостоверения личности, 12 фотографий и быть старше 18 лет, чтобы выставить свою кандидатуру. С вашей точки зрения, есть ли в этом смысл? Зачем оставлять дверь открытой для всех?

Бернар Уркад: Отчасти с целью пропаганды. Правительство и конституция позволяют стать кандидатом любому гражданину. И это очень хорошо. Но и люди в Иране непременно хотят участвовать в выборах. Со времени революции 1979 года, исламской революции, иранские граждане участвуют в политической жизни, Несколько раз они подвергались репрессиям, но они продолжают участвовать. Существует безусловная динамика в политике. Иран – страна, где развита политическая дискуссия, и если на этот раз зарегистрировались 686 кандидатов, в 2001 году их было, если я не ошибаюсь, 1075. Часто бывает 300, 400, 500. Но главная проблема в том, что, как вам известно, затем Совет стражей иранской конституции отсеивает 99% кандидатов и остаются лишь 4,5,6, максимум 10. При этом критерии отбора часто довольно расплывчаты. .

“Евроньюс”: После того, что произошло в 2009 году, чем характерны эти выборы? В 2009 году произошли массовые волнения, затем, в последние 4 года последовали тяжелые экономические санкции в отношении Ирана, по-прежнему стоит вопрос о ядерной программе. Так что отличает нынешние выборы от предыдущих?

Бернар Уркад: Это зрелые выборы. Исламской республике 34 года, и все это время, через день ей предрекали крах. Но с ней ничего не случилось. Это самые стабильные правительство и система на всем Ближнем Востоке. И это особенно заметно после “Арабской весны”. И главное, страна способна к развитию. Постоянно говорят, что духовный лидер республики принимает решения как хочет. На самом деле все сложнее. В Иране существуют различные силы: лагерь реформаторов, “Зеленое движение” 2009 года, которое было сильным порывом общества, но не было организовано. Не существует “Зеленой партии”, движение не представлено в институтах власти. И иранцы, выступившие против Ахмадинежада в 2009 году оказались один на один с режимом, их сажали в тюрьму, и даже расстреливали.

“Евроньюс”: Сегодня один из важнейших вопросов для страны, а значит и режима, это, конечно, ядерная программа. Как вы знаете, Саид Джалили, главный переговорщик по вопросам иранской ядерной программы и сам кандидат в президенты, недавно заявил, что кто бы ни стал будущим президентом, ядерная политика Ирана останется неизменной, и обогащение урана будет продолжено. А вы чего ожидаете от режима в области ядерной политики?

Бернар Уркад: Что касается отношений с Соединенными Штатами, ядерной проблемы, политика останется неизменной. В Иране все едины во мнении, как правые так и левые, что Иран имеет право на обогащение урана. Даже господин Нетаньяху согласился и заявил: “Только не больше чем до 20% “. Это значит, что с обогащением до 3,5%, чего хочет Иран, господин Нетаньяху согласен. Лоран Фабиус заявил несколько дней назад, что если Иран согласится обогащать уран под международным контролем, “мы не будем возражать”. Так что все согласны. Те западные страны, которые не согласны хотят падения иранского режима, и поэтому не хотят договариваться. Впервые иранцы согласны вести действительно серьезные переговоры. При этом известно, что например Соединенные Штаты, не столько Франция, а именно США хотят найти такое решение иранской ядерной проблемы, которое ухудшит положение на Ближнем Востоке, в тот момент, когда война в Сирии и “Арабская весна” создают действительно фундаментальные проблемы. Я очень оптимистично настроен в отношении того, что каков бы ни был исход иранских выборов, и американцы и иранцы готовы найти выход из этого кризиса, который отравляет весь мир.

“Евроньюс”: Настроены ли вы столь же оптимистично в отношении снятия санкций? Потому что именно они создают сейчас больше всего проблем….

Бернар Уркад: Совершенно верно, и сейчас западные страны, которые ввели санкции против Ирана, санкции ООН, хотят составить программу, чтобы шаг за шагом снять санкции. Очевидно, что это необходимое условие для того, чтобы две стороны пришли к договоренности. Не может быть, чтобы Иран согласился на все и не получил ничего взамен. Таким образом снятие санкций и программа нормализации отношений между Ираном и США – ключевой вопрос. Если Иран и США договорятся, все остальное произойдет само собой. Обе стороны заявляют, что идет обсуждение условий переговоров. Иначе говоря о принципах договорились.

“Евроньюс”: Но такие усилия предпринимались, когда у власти были реформаторы, при Хатами, но безуспешно….

Бернар Уркад: В то время, в 2003 году, когда было подписано соглашение между европейцами и Ираном, европейцы остались одни, американцы были против. Американцы хотели падения режима в Иране, и ничего не получилось, потому что Западным странам не удалось договориться об общем решении. Другая часть проблемы заключалась в Иране, где не было согласия между Хатами и Хаменеи. Хорошо известно, что Махмуд Ахмадинежад трижды договаривался с США по ядерной проблеме, но аятолла Хаменеи был против. Теперь если в Иране президент и духовный лидер будут из одного лагеря, это еще не значит, что все будет как в раю, но по-меньшей мере не будет внутренних противоречий, также как со стороны Запада. США могут сегодня навязать свою волю в отношении Ирана, потому что экономический кризис предполагает определенный консенсус.

“Евроньюс”: Вернемся к внутренней политической жизни страны. После всего того, что произошло между духовным лидером и Махмудом Ахмадинежадом, какое политическое будущее может быть у Ахмадинежада, учитывая все эти трения?

Бернар Уркад: Что касается Ахмадинежада, то в нем здорово ошиблись. Он вовсе не сумасшедший ультра-консерватор, он вообще не консерватор. Напротив, он очень динамичен. Возможно он реакционер, но он супер-активен. Поэтому он провел экономические реформы, которые быля тяжелыми для Ирана, но которые были одобрены МВФ. Он неоднократно пытался прийти к соглашению с США по ядерной проблеме. И то, что я сегодня наблюдаю в Иране – это противостояние между народным Ираном – людьми из провинций, из маленьких городков, деревень с одной стороны, и определенной революционной аристократией, идет ли речь о реформаторах, консерваторах, бывших стражах революции, которые представляют собой истеблишмент исламской республики. Возможно сегодня наступает вторая фаза, фаза социального разрыва и революции или перемен, которые коснутся противостояния между иранскими бедняками и аристократией или буржуазией, сильно обогатившейся за последние годы.

Президент Кипра: "Основа для переговоров об объединении есть"

Мир

Президент Кипра: "Основа для переговоров об объединении есть"