Срочная новость

Франсуа Олланд: год спустя

Сейчас воспроизводится:

Франсуа Олланд: год спустя

Размер текста Aa Aa

Франсуа Олланд под проливным дождем. Эти кадры, обошедшие весь мир, были сняты в день его вступления в должность президента Франции. Не стал ли тот дождь дурным предвестием для Франсуа Олланда?

Год назад французские левые ликовали на площади Бастилии как в 1981 году. После 17 лет власти правых Франсуа Олланд победил на президентских выборах и его девиз “Пришло время перемен” даже стал словами песни.

“Когда французы слышали: “Пришло время перемен”, они надеялись на перемены в повседневной жизни, в микроэкономике и социальных вопросах. И теперь они видят, что все происходит совсем не так”, – говорит руководитель института социологии Фредерик Даби.

Годом спустя все действительно идет наперекосяк. Безработица превысила рекордный уровень 1997 года. Франция не справляется с кризисом. 76% французов заявляют, что разочарованы его деятельностью.

Особенно тяжелой ситуация с ликвидацией рабочих мест оказалась в автомобильной промышленности. Манифестации рабочих оказавшихся под угрозой увольнения, порой принимали ожесточенный характер, как, например на заводе Goodyear в марте.

Тем не менее, правительство пытается доказать, что не остается в стороне. В то время как президент демонстрирует безмятежность, настаивая, что у него есть курс, которого он придерживается, Матиньонский дворец разместил на своем сайте список из 60 предвыборных обещаний Франсуа Олланда и отслеживает что делается в каждом случае.
30 обещаний уже выполнены. Многие из них остались практически незамеченными, по сравнению с 31-м обещанием, расколовшим французское общество. Правом на брак для гомосексуальных пар. Принятие такого закона стало социальной победой для части левых избирателей, и неправильным шагом в неудачный момент для остальных.

Также прошедший год был отмечен делом Каюзака. Уклонение от налогов и ложь министра по делам бюджета бросили тень на правительство и идеальную республику, о которой мечтает президент.

В результате лучше всего дела у президента пошли за пределами Франции. Менее сговорчивый с Ангелой Меркель он сумел заставить Европу услышать свои аргументы, что экономический рост главнее экономии, и приобрести сторонников. Что касается операции в Мали, где в феврале его принимали как героя, то это, пожалуй, единственное решение, которое не вызывает отторжения у французов.

Лоран Жофрен – директор французского еженедельного журнала Nouvel Observateur и автор книг по истории, считается одним из лучших специалистов в вопросах французской политике.
Он согласился ответить на ряд вопросов “Евроньюс” о первом годе Франсуа Олланда на посту президента.

Джованни Маджи, “Евроньюс”: Вы писали, что Франсуа Олланд смог победить на выборах благодаря своей осторожности, сдержанности шахматиста. Но его осторожность стала помехой. Почему?

Лоран Жофрен: Потому что ситуация стала весьма бурной, а в подобной ситуации нужно действовать крайне энергично. А Франсуа Олланд ведет умеренную социал-демократическую политику. У него есть программа реформ, которые он реализует одну за другой, и он избегает драматичности в своих выступлениях. И рано или поздно люди начинают думать: он не понимает всего драматизма ситуации. И именно это, с моей точки зрения, одна из главных причин его непопулярности. Не потому что он делает какие-то шокирующие вещи, оскорбляющие чувства людей, а потому что он создает образ власти, не готовой к испытаниям. Так что на него несправедливо нападают. Его политика не столь уж плоха, плох тот способ, которым она проводится, так что ее и не углядишь.

“Евроньюс”: Сможет ли правительство восстановить доверие к себе, или это произойдет с Олландом, когда он сменит правительство?

Лоран Жофрен: На мой взгляд, во-первых, нынешняя команда слишком многочисленна, есть много министров, которых никто не знает. Если бы их не было, ничего бы не изменилось. Так что нужна более сплоченная команда сильных личностей. То же самое с премьер-министром, потому что трудно сменить премьера после всего одного года, ведь остается еще 4 года и невозможно менять премьер-министра каждый год. Но французская команда должна быть более сплоченной.
Во-вторых: необходимо определенное число структурных реформ. И их нужно начинать сейчас, пусть даже их результаты не проявятся сразу. Тогда, я думаю, можно будет сказать: “Франция решилась на трудные, но необходимые реформы, например, реформу госструктуры, пенсионную реформу. Но в обмен будет ослаблена петля строгой экономии”.

“Евроньюс”: Вы историк высших слоев, “сливок” французских левых. Станет ли, по вашему мнению, скандал с Каюзаком важной главой в этой истории?

Лоран Жофрен: Да, это не пройдет незамеченным, потому что те, кого называют “сливками” левых, это честные люди, они богаты, у них левые убеждения, а значит они помогают левым всей своей финансовой мощью, а также своим положением в обществе. Это часть высшего общества близкая к самым обездоленным слоям населения. Вот что такое “сливки” левых. Но в последние годы они стали меняться из-за засилия финансовой экономики, спекуляций и определенной коррупции. И вот пример Каюзака, которому было поручено проводить политику строжайшей экономии, и у которого оказались счет в Швейцарии и
проблемы с налогами.

“Евроньюс”: Некоторые опросы свидетельствуют, что если бы выборы проходили сегодня, Франсуа Олланд не прошел бы и во второй тур. Верите ли вы в сценарий по которому в 2017 году во втором туре будут Николя Саркози и Марин ле Пен?

Лоран Жофрен: Это вполне вероятно. Это возможно если ситуация не улучшиться, если безработица будет по-прежнему расти, если социальная обстановка останется столь же напряженной. Но это через четыре года, и это, в какой то мере, “политическая фантастика”. Однако повсюду в Европе вы можете наблюдать за ростом внесистемных партий. Единственное, что может помешать этому, кроме возрождения экономики, то, что зная такие результаты опросов, все левые силы объединятся вокруг единого левого кандидата, чтобы избежать катастрофы подобной той, что произошла с Лионелем Жоспеном в 2002 году.