Срочная новость

Срочная новость

Новый король Нидерландов вступил на престол

Сейчас воспроизводится:

Новый король Нидерландов вступил на престол

Размер текста Aa Aa

Новым королем Нидерландов 30 апреля стал Виллем-Александер Оранский-Нассау — старший сын королевы Беатрикс.

В своём выступлении он поблагодарил свою мать, теперь уже бывшую королеву Беатрикс, отметив, что она все эти годы «поддерживала ценности, закреплённые в Конституции».

Произнося текст королевской клятвы с двумя поднятыми вверх пальцами правой руки Виллем-Александер пообещал хранить верность Конституции и добросовестно исполнять возложенные на него обязанности.

Троекратным «Ура!» участники церемонии приветствовали нового главу государства. После этого члены обеих палат Генеральных штатов Нидерландов по очереди присягнули на верность королю. Тем временем, собравшиеся на площади Дам также приветствовали короля громкими возгласами.

Перед церемонией инаугурации члены королевской семьи вышли из дворца и по синей ковровой дорожке под звуки духового оркестра проследовали к зданию Новой церкви. Здесь их ожидали многочисленные гости – представители всех королевских домов Европы, члены императорской семьи Японии, правительство и парламент Нидерландов.

Утром в ходе специальной церемонии, проведённой в королевском дворце в Амстердаме, королева Беатрикс подписала акт об отречении от престола в пользу своего 46-летнего сына Виллема-Александера. Он стал первым королем страны за последние 123 года. Акт отречения был подписан свидетелями. Отныне бывшая королева будет носить титул «Её королевское высочество принцесса Нидерландов Беатрикс, принцесса Оранская-Нассау».

Центральная площадь Дам, способная вместить 25 тысяч человек, была заполнена до отказа. Люди ожидали появления на балконе короля Виллема-Александера. Новый монарх приветствовал подданных с балкона королевского дворца, украшенного розами и апельсинами. Вместе в Виллемом-Александером к народу вышли его мама принцесса Беатрикс и его супруга королева Максима.

У королевской четы три дочери, так что следующим монархом Нидерландов вновь будет женщина, и им должна стать старшая дочь — принцесса Катарина-Амалия, родившаяся в 2003 году.

Корреспондент «Евроньюс» Олаф Брунс встретился в Амстердаме с известным голландским политологом и журналистом газеты «Vrij Nederland» Максом ван Веезелем.

Олаф Брунс: «Мы стали свидетелями по-настоящему исторических моментов, порой трогательных, а сейчас с нами Макс ван Веезел, журналист еженедельника «Vrij Nederland». Макс, какие изменения ожидаются в связи с восшествием на престол нового короля, в том, что касается стиля и имиджа. Как члены королевской семьи хотели бы, чтобы их воспринимали?»

Макс ван Веезел: «Я полагаю, что следует ждать улучшений в плане связей монархии с общественностью, гораздо лучших отношений с народом.. Они будут чаще давать интервью. Королева Беатрикс пользовалась уважением, но нельзя сказать, что она была очень любима и популярна. Её даже звали ледяной королевой. Она держала дистанцию с народом и СМИ. Так что, полагаю, в ХХI веке нас ждут большие, революционные перемены».

Олаф Брунс: «В последнее время политическая роль монарха в Нидерландах уменьшилась, не так ли?»

Макс ван Веезел: «Определённо, у короля теперь гораздо меньше власти. С прошлого года королева перестала участвовать в формировании нового правительства, во главе которого она стояла. Теперь этим занимается парламент. Впрочем, король по-прежнему входит в правительство, подписывает все законы и указы, но и это может измениться. Виллем-Александер уже заявил в официальном интервью, что если парламент захочет изменить это, он не возражает. Так что в дальнейшем он может стать лишь символом, главой церемоний, а не политической фигурой».

Олаф Брунс: «Последнее десятилетие в Нидерландах наблюдается определённый раскол в обществе, были очень жёсткие дебаты по поводу Евросоюза, по вопросам иммиграции, по вопросу толерантности. Сможет ли теперь новый король каким-то образом способствовать преодолению этого раскола?»

Макс ван Веезел: «Одна из проблем в Нидерландах состоит в том, что последнее десятилетие монархия выступала за европейское сотрудничество, предоставление помощи странам третьего мира, в защиту окружающей среды, в то время как многие политики выступали против. Большой вопрос — осмелится ли Виллем-Александер выступать со своими собственными взглядами на такие важные вопросы внешней политики Нидерландов».

Олаф Брунс: «Но как же это может быть, если у короля нет политической роли?

Макс ван Веезел: «У него по-прежнему остаётся важная моральная роль в обществе. Например, его мать каждый год на рождество давала интервью, в которых излагала свои взгляды, связанные с Евросоюзом, с вопросами толерантности в обществе, и не всем политикам это нравилось, но, надеюсь, что новый король продолжит делать то же самое».

Олаф Брунс: «По всей Европе периодически звучат скандалы, связанные с королевскими семьями. Что в этой связи можно сказать о королевской семье Нидерландов?»

Макс ван Веезел: «К ним относятся с любовью, большинство людей поддерживают эту монархию, довольно странную на самом деле монархию, ведь на самом деле у нас республика, и кто-то с короной. Когда Виллем-Александер и Максима хотели приобрести роскошный дом в Мозамбик, правительство и парламент выступили против и заявили, что им не следует покупать этот дом. Имели место дебаты, связанные со счетами королевской семьи в офшорах, их зарплатой, разными тратами, самолётами, которыми они пользуются. Политики хотели бы, чтобы они вели менее роскошный образ жизни».

Олаф Брунс: «То есть монархия находится под контролем парламента?»

Макс ван Веезел: «Да, можно так сказать. Это республика, украшенная короной. Или же можно говорить о монархии, которая подчиняется строгим конституционным правилам. Власть принадлежит парламенту, а не королю с королевой».

Олаф Брунс: «В других странах, например в Испании, монархия, как таковая, всё больше теряет поддержку. Существуют ли в Нидерландах республиканские тенденции?»

Макс ван Веезел: «Нет, не сказал бы. Большинство людей, которых я знаю, и многие из них придерживаются левых взглядов, возможно, не поддерживают саму идею монархии, они бы выглядели ретроградами, конечно, но они поддерживают Оранскую династию. Они весьма популярны, и пока им удаётся приспособиться к открытому демократическому обществу, которое нам ценно, никаких проблем на этот счёт не возникает».

Олаф Брунс: «В Нидерландах так ценят равенство, нет ли здесь противоречия?»

Макс ван Веезел: «Определённое противоречие есть. Сама идея, что сын королевы становится новым королём, выглядит несколько устаревшей — начала XIX века… Если бы мы создавали новые Нидерланды, то у нас была бы республика. Но Оранская династия действительно популярна, что связано с их храбростью, которую они продемонстрировали в 1940-е годы, они выступили как борцы за свободу в период нацистской оккупации Нидерландов. И поскольку им удаётся так адаптироваться к современным обстоятельствам, я полагаю, они вполне могут сохраниться».

Олаф Брунс: «Не странно ли, что Нидерландами будет управлять король, после того, как столько лет управляля королева?»

Макс ван Веезел: «Мы привыкнем к этому, к тому же у нас есть теперь и новая королева. Максима тоже теперь будет королевой Нидерландов. Они будут управлять страной вместе. Я уверен, что мы часто будем видеть её по телевидению, она будет давать интервью и совершать зарубежные поездки. Так что это для нас перемена, но не такая уж большая».