Срочная новость

Баррозу: меры жесткой экономии в Европе достигли допустимого предела

Сейчас воспроизводится:

Баррозу: меры жесткой экономии в Европе достигли допустимого предела

Размер текста Aa Aa

Что такое меры экономии “по-европейски” лучше всех знают вот эти люди, которые продолжают протестовать в Испании, Португалии, Греции. Их протесты Европа слышит уже не первый месяц. Однако недавно политика жесткой экономии впервые подверглась критике и со стороны политиков.

“Важно, чтобы в деле изменения европейской политики, нацеленной на рост и политическое единство, Италия приняла самое активное участие”, – заявил итальянский премьер-министр Энрико Летта.

“Мы говорили, что если рост замедлится, упадет до низкого уровня, то нам придется рассмотреть возможность того, чтобы сделать паузу и подстроиться,” – сказала директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард.

“Темпы бюджетной консолидации должны учитывать специфику экономической ситуации в каждой стране. Сейчас они в Европе замедляются,” – считает комиссар ЕС по вопросом экономики Оли Рен.

Лейтмотивом экономической жизни Европы в последние месяцы было урезание расходов и затягивание поясов. Но не переоценили ли политики пользу от подобных мер? В понедельник глава Еврокомиссии Баррозу признал, что “меры экономии достигли допустимого предела”.

Уровень безработицы достиг рекордных отметок, в Испании и Греции он составляет 27%. Исторические рекорды установлены также в Португалии и Франции. Работы не имеют 24% европейской молодежи.

Всего в Европе насчитывается 19 миллионов безработных или 12% активного населения. Эта цифра на 5.6 миллиона превышает показатели 2007 года.

По сравнению с 2008 годом внутренний спрос сократился на 226 миллиардов евро.

Падают и доходы. Если во Франции темпы их сокращения относительно невысокие – 1,6%, то в Ирландии и Греции они достигают 20%.

Правильный ли путь выбрала Европа? 9 из 17 стран еврозоны не удается удерживать дефицит бюджета на уровне разрешенных в ЕС 3%.

Ситуацию осложняет и тот факт, что экономическую политику в ЕС уже давно диктует не Брюссель, а Берлин. Германия, пожалуй, единственная страна с профицитом бюджета, и она требует от соседей терпения и дисциплины в борьбе с кризисом.

Беспорядки в Мадриде, более 6 миллионов безработных в Испании – это 27% трудоспособного населения страны. показатель такой же, как и в Греции. Энрико Летта, которому поручено сформировать новое правительство Италии, требует положить конец мерам жесткой экономии. Озабочен растущей безработицей в своей стране и Франсуа Олланд. Он также выступает против политики затягивания поясов.

Так можно ли сказать. что Европа в целом отходит от курса на жесткую экономию?

Ответить на этот вопрос мы попросили Карла Айгингера, директора Австрийского института экономических исследований в Вене. С апреля 2012 года он руководит проектом по разработке нового плана развития для Европы.

Карл Айгингер:

- Я думаю, это конец недальновидной политики жесткой экономии. Но это не означает, что теперь можно снова начинать траты. Просто сокращений должно быть меньше. Тогда и уровень безработицы снизится, а европейская экономика начнет расти.

“Евроньюс”:

- Можно ли говорить о смене курса всего Евросоюза?

Карл Айгингер:

- овсе нет. Я бы сказал, что ответственность за смену курса лежит на тех странах, которые нуждаются в жестких мерах экономии. Их правительства совершили ошибки, и они должны сказать своим народам, что эти проблемы следует разрешить, что это их собственные проблемы. Европа им ничего не навязывает. Они должны решить свои проблемы, а Европа им в этом поможет.

“Евроньюс”:

- На съезде Сбербанка Германии Ангела Меркель заявила, что процентные ставки нужно снизить для ее страны, но повысить для Южной Европы. Хотела ли она этим сказать, что валютный союз в его нынешнем виде не работает?

Карл Айгингер:

- В рамках любого сообщества разные группы имеют разные потребности. Единого пути для всех не существует, и дело тут не только в процентных ставках. Я вот сейчас предлагаю, чтобы ЕЦБ в ближайшие недели снизил процентную ставку. Другая возможность – использовать структурные фонды.

Сильно отстаем мы в области инвестиций, а это помогло бы создать рабочие места для безработной молодежи. Некоторые зарплаты на рынке слишком высоки, вот почему многие молодые люди не получают работу. Это не та модель общества, к которой мы стремимся, не таким должно быть солидарное общество.

Конечно, было бы лучше, если бы было больше денег для инвестиций в южные страны. Речь идет о структуре расходов, необходимости решать проблемы и изменить отношение правительств, которые должны сказать: “Мы прибегаем к жесткой экономии не из-за плохих финансовых рынков и злой Ангелы Меркель, а из-за необходимости создать конкурентоспособную промышленность и конкурентоспособный туризм к 2030 году”.

“Евроньюс”:

- Таким образом, политика жесткой экономии “сердитой Ангелы Меркель” провалилась?

Карл Айгингер:

- Германия, похоже, нашла успешной способ сокращения собственного бюджетного дефицита. Но в ее же собственных интересах было бы лучше, если бы ее экономика росла более быстрыми темпами. Ведь для развития экологических технологий нужно так много инвестиций. Германия может стать мировым лидером экологических технологий. Она могла бы инвестировать и в социальный сектор. Германия не нуждается в секторе низкой заработной платы, который она сейчас развивает. А между тем разница между низкими и высокими зарплатами в Германии возросла. Так что впереди еще много дел.