Срочная новость

Рынок искусства: выше кризиса только "неприкасаемые"

Сейчас воспроизводится:

Рынок искусства: выше кризиса только "неприкасаемые"

Размер текста Aa Aa

Ежегодный объем глобального рынка искусства составляет 43 миллиарда евро. Доля Европы – 36%, далее следуют США и Китай, активность начали проявлять развивающиеся страны. Как рынок реагирует на кризис, и кто – его новые игроки? Эти и другие вопросы мы адресовали Гийому Черутти, генеральному директору Французского отделения “Сотбис”.

Джованни Маджи, “евроньюс”: “В какой степени кризис влияет на международный рынок искусства?”

Гийом Черутти: “Экономический кризис отражается на рынке искусства так же, как и на всех остальных секторах экономики. Но в относительной степени, так сказать – дифференцированно. Потому что у этого рынка есть свои особенности. Он весьма удивителен, это рынок, в котором задействованы исключительно частные лица, отдельные коллекционеры и отдельные предметы. И это – весьма неординарная характеристика.
Кризис никак не сказывается лишь на истинных шедеврах, редчайших произведениях искусства, эксклюзивных картинах. Скорее, напротив, спрос частных коллекционеров на них лишь увеличивается. В то время как менее ценные предметы искусства, интересные но не такие значимые картины, попали под воздействие кризиса. И их оценка должна проводится с филигранной точностью, только тогда появляется шанс их продать.
Итак, повторюсь, воздействие кризиса дифференцированно, и зависит от качества и исторической ценности предмета искусства”.

“евроньюс”: “Некоторые работы уходили с молотка по немыслимой цене. Искусство – надёжная инвестиция или же существует риск эффекта мыльного пузыря, как на рынке недвижимости?”

Гийом Черутти: “Действительно, рекорды на аукционах порой зависят от пиара и событийного контента. В прошлом году, например, “Сотбис” продал в Нью-Йорке “Крик” Эдварда Мунка. Знаменитая картина ушла за более чем 120 миллионов долларов. Или взять те же работы Пикассо, проданные в Париже, например, “Потрет Доры Маар” за семь миллионов евро. Действительно, это шокирующие цифры, которые наталкивают на мысль, что рынок искусства надёжно защищён. Что это – убежище для инвестиций во времена кризиса. Однако на самом деле существует огромное количество нюансов, и есть сегменты где число покупателей существенно снизилось, где явно ощущается напряжение, связанное с ситуацией в мировой экономике”.

“евроньюс”: “Получается, что рынок искусства принадлежит элитам, самым богатым?”

Гийом Черутти: “Рынок искусства поделён на отдельные рынки. Если взять раритетные картины импрессионистов, то стоимость одного шедевра, как правило, необычайно высока. И ответ на ваш вопрос в этом случае – принадлежит ли этот рынок богатым элитам – будет, скорее, положительным. Для того, чтобы приобрести знаковую работу Пикассо нужно много денег. В то же время, есть и другие сегменты рынка, где можно делать не такие дорогие покупки. В Париже в конце февраля состоялись торги на которых за несколько сотен евро были выставлены гравюры Пикассо в исполнении Альдо Кроммелинка”.

“евроньюс”: “Какие произведения искусства пользуются наибольшим успехом у ваших клиентов?”

Гийом Черутти: “Искусство 20 века, несомненно, сегодня играет первую скрипку. Импрессионизм, модерн, послевоенные годы – именно в этих сегментах рынка формируются самые высокие цены. Но есть и другие быстро развивающиеся сегменты, например, в последнее время возник спрос на искусство Африки и Океании, еще больший успех – у искусства Азии. Всего каких-то десять лет назад нашими клиентами были в основном западные покупатели, европейцы и американцы. Однако в последние годы к ним присоединились клиенты из Азии, в частности из Китая, и у них есть огромное желание приобретать произведения искусства, связанные с их собственной историей: картины эпохи императоров, печати, работы из нефрита и керамику. И этот рынок развивается необычайно высокими темпами”.

“евроньюс”: “Кто ваш клиент, меняется ли со временем его портрет?”

Гийом Черутти: “Портрет типичного клиента рынка искусства за последние годы претерпел изменения. Лет десять назад нашим стандартным покупателем был коллекционер из западной страны, европеец, американец. Сегодня же типаж описать сложнее, потому что среди наших клиентов есть и русские, и китайцы, жители Индии, стран Латинской Америки, общее число потребителей этого рынка существенно возросло, американцы и европейцы ведь никуда не делись. Так что типаж описать сложно. Кроме того, так называемый вторичный сектор за последние годы шагнул вперёд: фотография, например, или же искусство Африки и Океании. В итоге лишь за одно десятилетие к нам пришли совершенно новые клиенты, более молодые, и абсолютно не похожие на покупателей из, так сказать, отдела классики”.

“евроньюс”: “Париж по-прежнему притягивает коллекционеров?”

Гийом Черутти: “Сорок лет назад рынок искусства был “прописан” во Франции, в Париже. Здесь в те времена находился сгусток творчества, были сконцентрированы все художники. И кроме того – аукционные дома и лавки знаменитых торговцев, которые доминировали в этом секторе в то время. Кроме того, мировой рынок искусства был значительно меньше. Это было скорее сосуществование национальных рынков. А затем, в 70-е, 80-е, 90-е и, наконец, в нулевые рынок стал международным. Франция потеряла пальму первенства, в этой стране всегда с опаской относились к глобализации. На первый план вышли другие страны, другие, более динамичные, торговые площадки, которые могли привлекать все больше покупателей, создавать событийный ажиотаж вокруг больших ярмарок. Лондон, Нью-Йорк, ну и конечно, Гонконг, который стал очень важной торговой площадкой в мире искусства”.

“Евроньюс”: “Насколько чувствителен рынок искусств к налогам в разных странах?”

Гийом Черутти: “Этот рынок необычайно чувствителен к разным налогам и нормативным актам. И причина очень проста – предметы, которые продаются на этом рынке, также – как и клиенты – необычайно мобильны. Картина может быть продана в Париже, но ее владелец возможно решит ее выставить на торги в Лондоне или Женеве. Коллекционер может пойти на аукцион в Париже, но с тем же успехом он может в итоге сделать покупку в Лондоне, Женеве или Нью-Йорке. Современные технологии, интернет, рассылки каталогов, пи-ар, проводимый аукционными домами позволяют доставлять информацию на дом в любую точку мира. Так что налоги в этом случае играют решающую роль, потому что они могут повлиять на решение коллекционера продавать или покупать предмет искусства там, где это выгодней”.

“евроньюс”: “Каковы ваши прогнозы на 2013 и на последующие годы?”

Гийом Черутти: “В 2011 рынок искусства был очень динамичным. Теперь же мы пристально наблюдаем за тенденциями этого года, потому что, на мой взгляд, есть несколько факторов риска. Нужно проявлять большую осторожность в оценке предметов искусства, выставляемых на аукцион, потому что экономические горизонты наших клиентов существенно сузились. Люди больше не строят долгосрочных планов, они ждут, что этот год покажет, все европейские рынки переживают тяжёлые времена, так что клиенты проявляют большую осторожность. Мы должны адаптироваться и выступать с привлекательными предложениями, завоёвывать доверие клиентов. И кроме того, нужно быть очень избирательным, предлагая на площадках “Сотбис” только товар исключительного качества. Это – одна из наших основных целей”.