Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Короли и "капуста": испанскую монархию сотрясает финансовый скандал


Insight

Короли и "капуста": испанскую монархию сотрясает финансовый скандал

В Испании все граждане равны перед законом, в том числе и дочь короля. Обвинение выдвинутое против Кристины де Борбон по делу института “Ноос”, похоже, подтверждает действенность испанской конституции. Что выше: правовое государство или королевские привилегии? Мы поговорим об этом чуть позже с нашим гостем, а вначале напомним о чем идет речь.

Младшей дочери монарха Хуана Карлоса – Кристине Федерике придется объясниться с судьей по делу о финансовых махинациях, в которых, предположительно, замешан ее супруг. Зять Хуана Карлоса – Иньяки Урдангарин подозревается в незаконном присвоении государственных средств. Встреча с судьей назначена инфанте на 27 апреля. Пока в качестве свидетеля.

Испанские власти обеспокоены, что привлечение королевской дочери к делу о финансовых махинациях может негативно отразится на имидже страны.

Следствие задается вопросом: причастна ли инфанта Кристина Федерика к различным операциям благотворительного Института Ноос, президентом которого был ее супруг Урдангарин. В Ноос от различных госорганизаций поступали субсидии, которые, по предварительным данным, были присвоены Урдангарином. Точка в расследовании, как ожидается, должна быть поставлена в кратчайшие сроки.

Беатрис Бейрас, “Евроньюс”: C нами на связи из Мадрида Антонио Торрес дель Мораль, профессор конституционного права в Национальном университете заочного обучения Испании. Что конкретно означает обвинение в “необходимом содействии” инфанты Кристины? Что произойдет 27 апреля, когда она предстанет перед судом?

Антонио Торрес дель Мораль: Мы не можем предвосхищать события, не исключено, что до 27 апреля Верховный суд выскажется в связи ходатайством прокурора против обвинения вынесенного судьей. Но предположим, что Верховный суд утвердит обвинение. Это будет означать, что инфанте Кристине придется ответить на вопросы судьи. Возможно ей не понадобится ехать в суд, она из своего офиса письменно ответит на предложенные вопросы.

“Евроньюс”: Итак Кристина де Борбон обвиняется по делу института “Ноос”, также как жена компаньона ее супруга Иньяки Урдангарина. Означает ли это, что в Испании все граждане равны перед законом?

Антонио Торрес дель Мораль: Это доказывает, что правосудие работает достаточно хорошо. Но мы не можем обобщать и говорить, что оно так действует всегда. Однако, в данном случае, весьма деликатном, про который некоторые политики и СМИ говорили, что этого не произойдет никогда, “потому что правосудие для всех разное”, обвинение было выдвинуто. Более того, выдвинуто против дочери короля, и, возможно, впоследствии она предстанет перед судом. Там будет видно.

“Евроньюс”: Инфанта Кристина занимает 7 место в порядке наследования трона. Выдвинутое против нее обвинение -беспрецедентный случай для испанской парламентской монархии. Какие последствия это может иметь для института монархии и для короля, как главы испанского государства?

Антонио Торрес дель Мораль: Уже несколько лет, по меньшей мере два года, многие события подрывали, скажем так, доверие к монархии и авторитету короля, которым он пользуется с 1975 года. Они слабеют и это серьезная политическая проблема для монархии и, конечно, для Испании, поскольку это государственная форма правления.

Король пользовался огромным авторитетом и уважением в стране и за ее пределами. На международном уровне, я думаю, он его еще сохранил, но в Испании, где раньше его власть не подвергалась сомнению, сегодня встает вопрос о его отречении.

“Евроньюс”: Если будет доказано, что король был в курсе происходившего, предусматривает ли испанское законодательство возможность, что монарх также может предстать перед судом?

Антонио Торрес дель Мораль: Нет, нет. Монарх неприкосновенен и неподсуден. Это означает, что он не подлежит преследованию со стороны любых судебных инстанций. Правосудие вершится именем короля, а значит король не может предстать перед судом, действующим от его имени.

“Евроньюс”: Считаете ли вы возможным, чтобы король, например, предстал перед Кортесами, парламентом, символом национального суверенитета, как того требуют комментаторы некоторых изданий?

Антонио Торрес дель Мораль: Если он сочтет нужным сделать какое либо заявление, нормальным будет, если с ним выступит руководитель Королевского дома, или Королевский дом, как государственный институт. Королевский дом выступает с заявлениями с ведома короля, но король не появляется в парламенте, чтобы выступать с заявлениями, отвечать на вопросы, или подвергаться допросу. С монархами так не бывает, так устроена монархия. Если в ней заинтересованы, ее сохраняют, если нет, то нет. Но у нас не может быть республиканской монархии. Это несовместимо с концепцией парламентской монархии.