Срочная новость

Срочная новость

Филипп Барбарен: отставка Бенедикта XVI — акт свободы и смирения

Сейчас воспроизводится:

Филипп Барбарен: отставка Бенедикта XVI — акт свободы и смирения

Размер текста Aa Aa

После изумления от отставки Папы Римского внимание наблюдателей постепенно перемещается на грядущие выборы его преемника.
Наш корреспондент Фабьен Фарж встретился с одним из тех, кто будет избирать нового папу и, теоретически, может сам занять престол Святого Петра.
Это лионский архиепископ кардинал Филипп Барбарен. В частности, он участвовал и в избрании Бенедикта XVI.
 
Филипп Барбарен:
 
— Вслед за удивлением пришло восхищение, ибо я думаю, что этот поступок демонстрирует большую свободу. Он всегда был свободен в осуществлении своей миссии, и теперь волен уйти. Это также и акт смирения, очень показательный, потому что люди часто цепляются за власть, а он ничего не сделал для этого. И когда он почувствовал, что больше не может исполнять свои обязанности, он сказал, — «лучше будет, если я уйду», — это прекрасно и очень практично.
Я думаю, что после себя Бенедикт XVI оставит своё истинное наследство — он был великим богословом, отличным учителем; он прекрасно учил вере, он многое привнёс в своих энцикликах, в своём учении и своих проповедях. И в то же время он обладал большой гибкостью — ведь у него не было харизмы Иоанна Павла II. И великие замыслы Иоанна Павла II, такие, как Всемирные дни молодёжи, были не в его стиле; но он очень здорово поддержал их.
 
euronews:
 
— Каким, по-вашему, должен стать новый папа?
 
Филипп Барбарен:
 
— Я хотел бы, чтобы, прежде всего, его преемник был бы святым — и кроме того, хорошо работал головой. А самое главное — он должен быть крепок, как наследник Петра-камня, на котором держится всё здание. Чтобы здание стояло, этот камень должен быть достаточно крепким.
 
euronews:
 
— А вы можете стать наследником Бенедикта XVI?
 
Филипп Барбарен:
 
— Да, им могут стать множество людей, потому что нас — немного избирателей, но мы обладаем огромными правами. Так что мы можем избрать даже того, кто не входит в коллегию кардиналов. Это довольно странные выборы — абсолютно нерегулярные, без кампаний, без кандидатов, с небольшим числом выборщиков, которые обладают огромной властью. Тем не менее, что касается меня, это крайне маловероятно; я, например, вижу десяток кандидатур, за которые я с радостью отдал бы свой голос.