Срочная новость

Сейчас воспроизводится:

Тунис: повторится ли сценарий гражданской войны в Алжире?


Insight

Тунис: повторится ли сценарий гражданской войны в Алжире?

Тунис и Египет – две страны ставшие символами “Арабской весны”, кажется идут одним путем

В Тунисе с декабря 2011 года президетский пост занимает Монсеф Марзуки представитель светской партии “Конгресс за республику” и правозащитник.

В Каире Мохммед Мурси представитель могущественных “Братьев-мусульман”, избран президентом в июне 2012.

И тунисцы и египтяне впервые выбрали политических руководителей демократическим путем, после того как избавились от своих диктаторов: Бен-Али в Тунисе и Мубарака в Египте.

На парламентских выборах в Тунисе большинство мест в парламенте заняли исламисты из партии “Ан-Нахда”. И коалиционное правительство возглавил член этой партии Хамади Джебали.

Но весьма скоро надежды, связанные с “Жасминовой революцией”, в Тунисе обернулись разочарованием. Страна переживает все более жестокие всплески насилия со стороны
групп радикальных исламистов, которые нападают на всех и вся, кто или что не соответствет их представлению об исламе и шариате, который они хотят установить.

Правящая партия “Ан-Нахда” не в состоянии вывести страну из экономического упадка, приведшего к падению режима Бен Али и жестоко подавляет акции протеста. Так в декабре в городе Силиана 220 человек пострадали от действий полиции.

Убийство Шокри Белаида – одного из лидеров оппозиции может стать заключительным аккордом, в результате которого тунисская “Жасминовая весна” может обернуться затяжной “зимой”.

Похожая ситуация складывается в Египте, где президент Мурси, получивший на выборах чуть больше половины голосов, оказался неспособен преодолеть глубокий раскол страны.

Выплеск недовольства произошел в августе прошлого года, после того как Мурси попытался
сконцентрировать в своих руках и законодательную и исполнительную власть

Акции протеста возобновились на площади Тахрир, и с тех пор насилие не прекращается. Участники протестов обвиняют “Братьев-мусульман” в том, что они проникли в государственные силы безопасности и в армию, и используют против оппозиции репрессии, в том числе и пытки.

Ситуацию в Тунисе, обострившуюся после убийства Шокри Белаида, лидера оппозиционного Народного Фронта, комментирует Хосни Абиди, директор Центра исследований арабского мира и средиземноморского региона.

euronews: “Какими последствиями в политической жизни Туниса грозит это убийство?”

Хасни Абиди: “Впервые в политической истории Туниса, со времени падения режима Бен Али, политик был убит за свои убеждения. Это преступление усугубит атмосферу разочарования и разногласий в политических кругах, в то время как население страны от политиков ожидает совсем иного: через три месяца в стране пройдут выборы, должна быть утверждена новая конституция, начнутся судебные процессы над деятелями сверженного режима, необходимо начать и процесс примирения.”

euronews: “Близкие Белаида обвиняют в его убийстве партию “Ан-Нахда”, играющую основную роль в правительственной коалиции. В какой мере эта партия принимает на себя ответственность за преступление?”

Хасни Абиди: “Можно сказать, что бессилие тунисского правительства связано с двусмысленными, неясными отношениями, которые поддерживают ключевые фигуры в партии “Ан-Нахда”, занимающие важные посты в правительстве, с представителями более радикального, салафитского движения. Последние уже заявляли о своем намерении убрать с политической сцены своих противников. Подобное убийство стало возможным именно в условиях таких сомнительных отношений в сочетании с бессилием правительства.”

euronews: “События в Египте и Тунисе — результат провала политики находящихся у власти исламистов?”

Хосни Абиди: “Ситуация в Тунисе во многом похожа на то, что происходит в Египте. Мы действительно наблюдаем провал в работе правительств, сформированных из партий, победивших на выборах. В то же время реакция других политических партий не убеждает в том, что они смогут победить на следующих выборах.”

euronews: “Стоит ли опасаться повторения в этих странах алжирского сценария 1990-х гг ?”

Хосни Абиди: “События, общий контекст, условия происходящего — отличаются. Тем не менее на ум приходят события 1988 года и то что, после них к власти в Алжире едва не пришел “Исламский фронт спасения” и другие экстремистские группировки. Тогда умножились убийства видных деятелей, выступавших против политики обскурантизма. Вот почему мы сравниваем Египет и Тунис с Алжиром. Но в этих странах есть и положительные отличия: Египет и Тунис могут обратить внимание на уроки, усвоенные из истории Алжира, в том смысле, что алжирское правительство закрывало глаза на притеснения мирного населения, политических партий, представителей интеллигенции.”

euronews: Хосни Абиди, спасибо!